universe of self-creation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » universe of self-creation » Социальная психология » Лекционные материалы (социальная психология)


Лекционные материалы (социальная психология)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Тема 1. Предмет, история развития, разделы и методы социальной психологии.

Основные вопросы:

1. Понятие о социальной психологии. Предмет социальной психологии

Наши жизни связаны тысячей незримых нитей.
Герман Мелвилл

Если вы ищите в психологии действие, обратитесь к социальной психологии. Практически с тех самых пор, как бывший президент Американской психологической ассоциации Джордж Миллер призвал психологов «вернуть психологию людям», социальные психологи находятся в авангарде, являясь последними «универсалами» среди психологов, не чуждаясь никаких индивидуальных или общественных проблем.
Но в какой же степени социальная реальность – факт нашего сознания? Социальная реальность – это нечто, что мы конструируем субъективно. Наше социальное поведение меняется не только в связи с объективной ситуацией, но и с тем, как мы интерпретируем ее и что ожидаем. Социальная психология часто сталкивается  с  двумя  противоречивыми критическими замечаниями. Во-первых, она тривиальна, поскольку удостоверяет очевидное,  во-вторых, она опасна, поскольку ее открытия могут быть  использованы для манипулирования людьми.
Социальную психологию можно считать, с одной стороны, самой древней областью знаний, а с другой — ультрасовременной научной дисциплиной. В самом деле, как только люди начали объединяться в какие-то более или менее стабильные первобытные сообщества (семьи, роды, племена и т. д.), возникла необходимость во взаимопонимании, в умении строить и регулировать отношения внутри сообществ и между ними. Следовательно, с этого момента человеческой истории началась и социальная психология, сначала в виде примитивных обыденных представлений, а затем в форме развернутых суждений и концепций, включавшихся в учения мыслителей древности о человеке, обществе и государстве. В то же время есть все основания считать социальную психологию наукой ультрасовременной. Объясняется это неоспоримым и быстро растущим влиянием социальной психологии в обществе, что в свою очередь связано с углубляющимся осознанием роли «человеческого фактора» во всех сферах современной жизни. Рост этого влияния отражает тенденцию социальной психологии стать из науки «ведомой», то есть лишь отражающей запросы общества, объясняющей, а нередко и оправдывающей status quo, наукой «ведущей», ориентированной на гуманистически-прогрессивное развитие и совершенствование общества.

Слово «психология» – древнегреческого происхождения и означает «учение о душе». «Социальное» (от лат . socialis - общественный) – это результат взаимодействия человека и человека, человека и общества, общества и общества (например, социальных групп).
Само сочетание слов «социальная психология» указывает на специфичное место, которое она занимает на стыке наук – психологии и социологии. Однако есть много причин того, что она сохраняет свой особый статус и прежде всего то, что существуют факты общественной жизни, которые могут быть исследованы лишь при помощи объединенных усилий этих двух наук. Запросы на социально-психологические исследования в условиях современного этапа развития общества поступают буквально из всех сфер общественной жизни, особенно в связи с тем, что в каждой из них сегодня происходят радикальные изменения. Эти запросы зачастую опережают развитие теоретического знания.
Определения социальной психологии:

1. Девид Майерс – «наука о том, как люди думают друг о друге, как влияют друг на друга и как относятся друг к другу».
2. Тамотсу Шибутани – «наука о закономерностях поведения людей, обусловленных их участием в группах».
3. Гордон Олпорт – «наука, в рамках которой люди пытаются понять, объяснить и предсказать, как на мысли, чувства, и действия индивидов влияет воспринимаемое, воображаемое или предполагаемое присутствие других людей».
4. Анатолий Свенцицкий – «наука, занимающаяся изучением влияния различных общностей людей на сознание и поведение индивидов, а также психологические особенности различных общностей людей, рассматриваемых, как целое. Изучает психологические закономерности социального познания, взаимовлияния и взаимоотношения между людьми».

Предметом социальной психологии являются факты, закономерности и механизмы поведения, общения и деятельности отдельных личностей и групп, связанные с их включенностью в социальные общности.
В зависимости от того или иного понимания предмета социальной психологии выделяются основные объекты ее изучения, то есть носители социально-психологических явлений. К ним относятся: личность в группе (системе отношений), взаимодействие в си-стеме «личность — личность» (родитель — ребенок, руководитель — исполнитель, врач — больной, психолог — клиент и т. д.), малая группа (семья, школьный класс, трудовая бригада, воинский экипаж, группа друзей и т, п.), взаимодействие в системе «личность — группа» (лидер ведомые, руководитель — трудовой коллектив, командир — взвод, нови-чок — школьный класс и т. д.), взаимодействие в системе «группа — группа» (соревнование команд, групповые переговоры, межгрупповые конфликты и т. д.), большая социальная группа (этнос, партия, общественное движение, социальный слои, территориальная, конфессиональная группы и т. п.).

2. Возникновение и история развития социальной психологии

Э. Холландер (1971) выделил 3 стадии развития социально-психологического знания: социальной философии (с античных времен до XIX в.), социального эмпиризма (XIX в.) и социального анализа (XX в…). В рамках названных стадий в развитии социальной психологии познакомимся с отдельными, наиболее научно значимыми периодами и событиями в истории этой науки.

Стадия социальной философии. Для античного времени, а также и для мыслителей Средневековья было обычным стремление строить глобальные теории, которые включали в себя суждения о человеке и его душе, об обществе и его социальном и политическом устройстве и о мироздании в целом. Примечательно при этом, что многие мыслители, разрабатывая теорию общества и государства, брали за основу свои представления о душе (сегодня мы сказали бы — о личности) человека и о самых простых человеческих отношениях — отношениях в семье.
Так, Конфуций (VI -V в. до н. э.) предлагал регулировать отношения в обществе и государстве по образцу отношений в семье. И там, и там есть старшие и младшие, младшие должны следовать указаниям старших, опираясь при этом на традиции, нормы добродетели и добровольного подчинения, а не на запреты и страх наказаний.
Платон (V-IV в. до н. э.) видел единые начала для души и общества-государства. Ра-зумное у человека — совещательное у государства (представленное правителями и фило-софами); "яростное" в душе (на современном языке — эмоции) — защитное у государства (представленное воинами); «вожделеющее» в душе (го есть потребности) — земледельцы, ремесленники и торговцы в государстве.
Аристотель (IV в. до н. э.) в качестве основной категории в системе своих взглядов выделил, как мы сказали бы сегодня, понятие «общение», полагая, что это инстинктивное свойство человека, составляющее необходимое условие его существования. Правда, об-щение у Аристотеля имело, очевидно, более широкое содержание по сравнению с этим понятием в современной психологии. Оно означало потребность человека жить в сообще-стве с другими людьми. Поэтому первичной формой общения для Аристотеля была семья, а высшей формой — государство.
Социально-психологические воззрения античных времен, а также Средневековья можно объединить в большую группу концепций, которые Г. Оллпорт (1968) назвал про-стыми теориями с «суверенным» фактором. Для них характерна тенденция найти про-стое объяснение всем сложным проявлениям человеческой психики, выделив при этом какой-то один главный, определяющий, а потому и суверенный фактор.
Ряд таких концепций берут свое начало от философии гедонизма  Эпикура (IV-III в. до н.э.) и находят отражение во взглядах Т. Гоббса (XVII в.), А. Смита (XVIII в.), Джереми Бентама (ХVIII-ХIХ в.) и др. Суверенным фактором в их теориях было избрано стремление людей получить как можно больше удовольствия (или счастья) и избежать боли (сравните с принципом позитивного и негативного подкрепления в современном бихевиоризме). Правда, у Гоббса этот фактор опосредствовался другим — стремлением к власти. Но власть была нужна людям лишь для того, чтобы иметь возможность получать максимум удовольствия. Отсюда Гоббс сформулировал известный тезис о том, что жизнь общества есть «война всех против всех» и лишь инстинкт самосохранения рода в сочетании с разумом человека позволил людям прийти к каким-то соглашениям относительно способов распределения власти.
Дж. Бентам (1789) разработал даже так называемый hedonistic calculus, то есть инструмент для измерения количества удовольствия и боли, получаемых людьми. Он выделил при этом такие параметры, как: продолжительность (удовольствия или боли), их интенсивность, определенность (получения или неполучения), близость (или отдаленность по времени), чистота (то есть, смешивается ли удовольствие с болью или нет) и т.п.
По мнению Бентама, задачи государства заключались в том, чтобы создавать как можно больше удовольствия или счастья для наиболее возможного числа людей. Следует напомнить, что идеи Бентама были сформулированы в начальный период развития капитализма в Европе, который характеризовался наиболее жесткими и откровенными формами эксплуатации. Гедонистический калькулюс Бентама был весьма удобным для объяснения и оправдания того факта, почему какая-то часть общества работает по 12-14 часов в «цехах-потовыжималках», а другая пользуется плодами их труда. По методу расчетов Бентама получалось, что «боль» тех тысяч людей, которые работают в «потовыжималках», в сумме значительно меньше, чем «удовольствие» тех, кто пользуется результатами их труда. Следовательно, государство вполне успешно выполняет свою задачу по повышению общего количества удовольствия в обществе.
Идеи психологии гедонизма находят свое место и в более поздних социально-психологических концепциях: у 3.Фрейда это «принцип удовольствия», у А. Адлера и Г. Лассуэла — стремление к власти как способ компенсации чувства неполноценности; у бихевиористов, как уже отмечалось, принцип позитивного и негативного подкрепления.
Основу других простых теорий с суверенным фактором составляет так называемая «большая тройка» — симпатия, подражание и внушение. Принципиальное их отличие от гедонистических концепций заключается в том, что в качестве суверенных факторов берутся не отрицательные черты человеческой природы, такие как эгоизм и стремление к власти, а положительные начала в виде симпатии или любви к другим людям и производ-ных от них— подражания и внушения. Тем не менее, стремление к простоте и поиску су-веренного фактора сохраняется.
Развитие этих идей шло поначалу в форме поиска компромиссов. Так, еще Адам Смит (1759) полагал, что, несмотря на эгоистичность человека «есть какие-то принципы в его природе, которые порождают у него интерес к благополучию других...» Проблема симпатии или любви, а точнее говоря, доброжелательных начал в отношениях между людьми, занимала большое место в размышлениях теоретиков и практиков XVIII, XIX и даже XX вв. Предлагались разные типы симпатии по признакам их проявления и характера. Так, А. Смит выделял рефлекторную симпатию как непосредственное внутреннее переживание боли другого (например, при виде страданий другого человека) и интеллектуальную симпатию (как чувство радости или огорчения за события, происходящие с близкими людьми). Г. Спенсер — основоположник социал-дарвинизма — полагал необходимым чувство симпатии лишь в семье, поскольку она составляет основу общества и необходима для вы-живания людей, и исключал это чувство из сферы общественных отношений, где должен был действовать принцип борьбы за существование и выживания сильнейшего.
Нельзя в этой связи не отметить вклад Петра Кропоткина, который оказал заметное влияние на социально-психологические воззрения на Западе. П. Кропоткин (1902) шел дальше своих западных коллег и предлагал считать, что не просто симпатия, а инстинкт человеческой солидарности должен определять отношения между людьми и человеческими сообществами. Думается, что это весьма созвучно с современной социально-политической идеей общечеловеческих ценно-стей.
Понятия «любовь» и «симпатия» нечасто встречаются в современных социально-психологических исследованиях. Но на смену им пришли весьма актуальные сегодня по-нятия сплоченности, кооперации, совместимости, сработанности, альтруизма, соци-альной взаимопомощи и т. д. Иными словами, идея живет, но в других понятиях, среди которых понятие «совместная жизнедеятельность», разрабатываемое в Институте психо-логии РАН, является одним из наиболее интегральных и объясняющих феномены, вклю-чающие «симпатии», «солидарность» и т.п.
Подражание стало одним из суверенных факторов в социально-психологических тео-риях XIX в. Рассматривалось это явление как производное от чувства любви и симпатии, а эмпирическим началом были наблюдения в таких сферах, как отношения родителей и детей, мода и ее распространение, культура и традиции. Везде можно было выделить образец взглядов и поведения и проследить, как этот образен повторяется другими. Отсюда все общественные отношения получали достаточно простое объяснение. Теоретически эти взгляды были разработаны Габриелем Тардом в «Законах подражания» (1903), где он сформулировал целый ряд закономерностей подражательного поведения, а также Дж. Болдуином (1895), выделившим различные формы подражания. Уильям Макдугалл (1908) предложил идею «индуцированных эмоций», порождаемых стремлением повторять инстинктивные реакции других. Одновременно названные и другие авторы пытались выделить различные уровни осознанности подражательного поведения.
Внушение стало третьим «суверенным» фактором в ряду простых теорий. Ввел его в обиход французский психиатр А. Лиебо (1866), а наиболее точное определение внушения сформулировал У. Макдугалл (1908). «Внушение есть процесс коммуникации, — писал он, — в результате которого передаваемое утверждение принимается с убежденно-стью другим, несмотря на отсутствие логически адекватных оснований для такого принятия».
В конце XIX и начале XX вв. под влиянием работ Жана Мартена Шарко, Густава Ле-бона, У. Макдугалла, С. Сигеле и др. практически все проблемы социальной психологии рассматривались с позиций концепции внушения. При этом много теоретических и эмпи-рических исследований было посвящено вопросам психологической природы внушения, которые остаются актуальными и сегодня.

Стадия социального эмпиризма. Нетрудно заметить, что элементы эмпирической методологии проявились, например, уже у Бентама в его попытке связать свои умозаклю-чения с конкретной ситуацией в современном ему обществе. Эта тенденция в явной или скрытой форме проявлялась и у других теоретиков. Поэтому в порядке иллюстрации можно ограничиться лишь одним примером такой методологии, а именно работами Фрэнсиса Гальтона (1883). Гальтон является основоположником евгеники, то есть науки о совершенствовании человечества, идеи которой в обновленном варианте предлагаются и сегодня в связи с развитием генетической инженерии. Тем не менее именно Гальтон продемонстрировал ограниченность методологии социального эмпиризма. В своем наиболее известном исследовании он попытался выяснить, откуда берутся интеллектуально выдающиеся люди. Собрав данные о выдающихся отцах и их детях в современном ему английском обществе, Гальтон пришел к выводу, что у одаренных людей рождаются одаренные дети, то есть в основе лежит генетическое начало. Не учел он только одного, а именно, что исследовал лишь весьма обеспеченных людей, что эти люди могли создать исключительные условия для воспитания и образования своего потомства и что, будучи сами «выдающимися» людьми, они могли дать своим детям несравненно больше, чем «простые» люди.
Об опыте Гальтона и о методологии социального эмпиризма вообще важно помнить потому, что и сегодня, особенно в связи с распространением компьютерной технологии обработки данных, случайные, внешние соотношения (корреляции) между теми или иными явлениями интерпретируются как наличие между ними причинной связи. Компьютеры при бездумном их использовании становятся, по выражению С. Сарасона, «заместителями мышления». Можно было бы привести примеры из отечественных диссертаций 80-х гг.. в которых на основе «корреляций» утверждалось, что «сексуально неудовлетворенные девушки» склонны слушать «Голос Америки», что американская молодежь ненавидит свою полицию, а советская молодежь обожает милицию и т. д.

Стадия социального анализа. Это стадия становления научной социальной психоло-гии, она ближе к современному состоянию науки, и поэтому мы затронем лишь отдельные вехи на пути ее становления. Если поставить вопрос: кто «отец» современной социальной психологии, ответить на него было бы практически невозможно, так как слишком многие представители разных наук внесли заметный вклад в развитие социально-психологической мысли. Тем не менее одним из наиболее близких к этому титулу, как ни парадоксально, можно было бы назвать французского философа Огюста Конта (1798-1857). Парадоксальность заключается в том. что этого мыслителя считали чуть ли не врагом психологической науки. А на самом деле все наоборот. По многим изданиям Конт известен нам как основоположник позитивизма, то есть внешнего, поверхностного знания, якобы исключающею познание внутренних скрытых взаимосвязей между явлениями. При этом не учитывалось, что под позитивным знанием Конт понимал прежде всего знание объективное. Что касается психологии, то Конт выступил не против этой науки, а лишь против ее названия. В его время психология носила исключительно интроспективный, то есть субъективно-умозрительный характер. Это противоречило представлениям Конта об объективном характере знаний, и, чтобы избавить психологию от ненадежности субъективизма, он дал ей новое название — позитивная мораль (la morale positive). Не так широко известно, что, запершая многотомную серию своих трудов, Конт планировал разработать «подлинную финальную науку», под которой он понимал то, что мы называем психологией и социальной психологией. Наука о человеке как о существе более чем биологическом и в то же время более чем просто «сгустке культуры» должна была стать, по Конту, вершиной знания.
Имя Вильгельма Вундта связывается обычно с историей психологии вообще. Но не всегда отмечается, что он различал психологию физиологическую и психологию народов (на современном языке — социальную). Его десятитомный груд «Психология народов» (1900-1920 гг.), над которым он работал 60 лет, по существу является социальной психо-логией. Высшие психические функции, по мнению Вундта, должны были изучаться с позиции «психологии народов».
У. Макдугалл оставил о себе память одним из первых учебников социальной психологии, изданным в 1908 г. Вся его система взглядов на социально-психологические отноше-ния в обществе строилась на теории инстинктов, которая, с учетом вклада 3. Фрейда, господствовала в научном сознании в последующие 10-15 лет.
На рубеже ХIХ-ХХ вв. социальная психология переживала еще период становления как самостоятельной науки, поэтому многие ее проблемы находили отражение в трудах социологов. Нельзя не отметить в этой связи работы Эмиля Дюркгейма (1897), остро по-ставившего вопросы влияния социальных факторов на психическую жизнь индивидов, и Чарльза Кули, разрабатывавшего проблему отношений между личностью и обществом.
Большое место в трудах социологов в конце XIX в. занимала проблема толпы.

Традиционным было мнение о том, что истоки социальной психологии восходят к западной науке. Историко-психологические исследования показали, что социальная психология в нашей стране имеет самобытную историю. Возникновение и развитие западной и отечественной психологии происходило как бы параллельно.
Отечественная социальная психология возникла на рубеже XIX и XX веков. Путь ее становления имеет ряд стадий: зарождение социальной психологии в общественных и естественных науках, отпочкование от родительских дисциплин (социологии и психологии) и превращение в самостоятельную науку, возникновение и развитие экспериментальной социальной психологии.

История социальной психологии в нашей стране имеет четыре периода:
• I — 60-е годы XIX в. — начало XX в.,
• II — 20-е годы — первая половина 30-х годов XX в.;
• III — вторая половина 30-х — первая половина 50-х годов;
• IV — вторая половина 50-х — вторая половина 70-х годов XX в.

Первый период (60-е годы XIX в, — начало XX вв.). Развитие социально-психологических идей происходило главным образом внутри прикладных психологических дисциплин. Обращалось внимание на психологические особенности людей, проявляющиеся в их взаимодействии, совместной деятельности и общении. Основной эмпирический источник социальной психологии был вне психологии. Знания о поведении личности в группе, групповых процессах накапливались в военной и юридической практике, в медицине, в изучении национальных особенностей повеления, при изучении верований и обычаев.
Социально-психологические идеи в этот период успешно развивались представителя-ми общественных наук, прежде всего социологами. Для истории социальной психологии большой интерес представляет психологическая школа в социологии (П. Л. Лавров (1865), Н. И. Кареев (1919), М. М. Ковалевский; (1910), Н. К. Михайловский (1906)). Наи-более разработанная социально-психологическая концепция содержится в трудах Николая Константиновича Михайловского. По его мнению, социально-психологическому фактору принадлежит решающая роль в ходе исторического процесса. Законы, действующие в социальной жизни, надо искать в социальной психологии, Михайловскому принадлежит разработка психологии массовых социальных движений, одной из разновидностей которых являются революционные движения.
Действующими силами социального развития являются герои и толпа. Сложные психологические процессы возникают при их взаимодействии. Толпа в концепции Н. К. Михайловского выступает как самостоятельное социально-психологическое явление. Вожак управляет толпой. Его выдвигает конкретная толпа в те или иные моменты исторического процесса. Он аккумулирует разрозненные, функционирующие в толпе чувства, инстинкты, мысли. Отношения между героем и толпой определяются характером данного исторического момента, данного строя, личными свойствами героя, психическими настрое-ниями толпы. Общественные настроения являются фактором, который с необходимостью должен учитывать герой, чтобы массы шли за ним. Функция героя заключается в том, чтобы управлять настроением толпы, быть способным использовать его для достижения поставленных целей. Он должен использовать общую направленность деятельности толпы, обусловленную сознанием общих нужд. Социально-психологическая проблематика особенно отчетливо проявилась в научных представлениях Н. К. Михайловского о психологических особенностях вожака, героя, о психологии толпы, о механизмах взаимодействия людей в толпе. Исследуя проблему общения между героем и толпой, межличностное общение людей в толпе, он в качестве механизмов общения выделяет внушение, подражание, заражение, противопоставление. Главный из них — подражание людей в толпе. Основой подражательности является гипнотизм. В толпе нередко осуществляется автоматическое подражание, «нравственная или психическая зараза».
Итоговый вывод Н. К. Михайловского состоит в том, что психологическими фактора-ми развития общества являются подражание, общественное настроение и социальное по-ведение.
Социально-психологическая проблематика в правоведении представлена теорией Льва Иосифовича Петражицкого. Он — один из основателей субъективной школы в правоведении. Л. И. Петражицкий считал, что психология представляет собой фундаментальную науку, которая должна стать основой общественных наук. По мнению Л. И. Петражицкого, реально существуют только психические явления, а социально-исторические образования представляют собой их проекции, эмоциональные фантазмы. Развитие права, морали, этики, эстетики является продуктом народной психики. Как правоведа его интересовал вопрос о мотивах человеческих поступков, о социальных нормах поведения. Истинный мотив поведения человека — эмоции (Л. И. Петражицкий, 1908).
Особое место в предреволюционной истории развития российской социальной психологии занимает Владимир Михайлович Бехтерев. Свои занятия социальной психологией он начинает в конце XIX в. В 1908 г. публикуется текст его речи на торжественном актовом собрании Петербургской Военно-медицинской академии. Эта речь была посвящена роли внушения в общественной жизни. Социально-психологической является его работа «Личность и условия ее развития» (1905). В специальной социально-психологической работе «Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки» (1911) содержится развернутое изложение его взглядов на сущность социально-психологических явлений, на предмет социальной психологии, методы этой отрасли знания. Через 10 лет В. М. Бехтерев публикует свой фундаментальный труд «Коллективная рефлексология» (1921), который может рассматриваться как первый в России учебник по социальной психологии. Эта работа явилась логическим развитием его общепсихологической теории, составлявшей специфическое российское направление психологической науки — рефлексологию (В. М. Бехтерев, 1917). Принципы рефлексологического объяснения сущности индивидуальной психологии были распространены на понимание коллективной психологии. Вокруг этой концепции развернулась оживленная дискуссия. Ряд сторонников и последователей защищали и развивали ее, другие резко критиковали. Эти дискуссии, начатые после опубликования основных трудов Бехтерева, стали впоследствии в 20-30-х годах центром теоретической жизни. Главная заслуга Бехтерева заключается в том, что ему принадлежит разработка системы социально-психологических знаний. Его "коллективная рефлексология" представляет собой синтетический труд по социальной психологии в России того времени. Бехтереву принадлежит развернутое определение предмета социальной психологии. Таким предметом является изучение психологической деятельности собраний и сборищ, составляемых из массы лиц, проявляющих свою нервно-психическую деятельность как целое. Благодаря общению людей на митинге или в правительственном собрании — везде проявляется общее настроение, соборное умственное творчество и коллективные дейст-вия многих лиц, связанных друг с другом теми или другими условиями (В. М. Бехтерев, 1911). В. М. Бехтерев выделяет системообразующие признаки коллектива: общность интересов и задач, побуждающих коллектив к единству действий. Органическое включение личности в общность, в деятельность привело В. М. Бехтерева к пониманию коллектива как соби-рательной личности. В качестве социально-психологических феноменов В. М. Бехтерев выделяет взаимодействие, взаимоотношения, общение, коллективные наследственные рефлексы, коллективное настроение, коллективное сосредоточение и наблюдение, коллективное творчество, согласованные коллективные действия. Объединяющими людей в коллективе факторами являются: механизмы взаимовнушения, взаимоподражания, взаимоиндукции. Особое место как объединяющему фактору принадлежит языку. Важным представляется положение В. М. Бехтерева о том, что коллектив как целостное единство представляет собой развивающееся образование.
В. М. Бехтерев рассматривал вопрос о методах этой новой отрасли науки. Подобно объективному рефлексологическому методу в индивидуальной психологии в коллектив-ной психологии может и должен быть применен тоже объективный метод. В работах В. М. Бехтерева содержится описание большого эмпирического материала, полученного при применении объективного наблюдения, анкет, опросов. Уникальным является включение Бехтеревым эксперимента в социально-психологические методы. Эксперимент, постав-ленный В. М. Бехтеревым вместе с Николаем Николаевичем Ланге, показал, как социаль-но-психологические явления — общение, совместная деятельность — влияют на форми-рование процессов восприятия, представлений, памяти. Работой Н.Н. Ланге и В. М. Бех-терева (1925) положено начало экспериментальной социальной психологии в России. Эти исследования послужили истоком особого направления в отечественной психологии — изучения роли общения в формировании психических процессов.

Второй период (20-е годы — первая половина 30-х годов XX века). После Октябрьской революции 1917 г., особенно после завершения гражданской вой-ны, в восстановительный период, в нашей стране резко возрос интерес к социальной психологии. Необходимость осмысления революционных преобразований в обществе, ожив-ление интеллектуальной деятельности, острая идеологическая борьба, необходимость ре-шать ряд неотложных практических задач (организация работы по восстановлению народного хозяйства, борьба с беспризорностью, ликвидация безграмотности, восстановление учреждений культуры и др.) были причинами развертывания социально-психологических исследований, проведения острых дискуссий. Период 20-30-х годов для социальной психологии в России был плодотворным. Характерной его особенностью был поиск своего пути в развитии мировой социально-психологической мысли. Этот поиск осуществлялся двумя способами:
 в дискуссиях с основными школами зарубежной социальной психологии;
 путем освоения марксистских идей и применения их к пониманию сути социаль-но-психологических явлений.
Содержанием поиска своего пути было создание направления марксистской психоло-гии. Построение марксистской социальной психологии опиралось на солидную материа-листическую традицию в русской философии. Особое место в период 20-30-х годов заня-ли труды Ник. Иван. Бухарина и Георгия Валентиновича Плеханова. Последнему принадлежит особое место. Работы Плеханова, опубликованные до революции, вошли в арсенал психологической науки. Эти произведения были востребованы социальными психо¬логами, использовались ими для марксистского понимания социально-психологи-ческих явлений.
Освоение марксизма в 20-30-х годах осуществлялось совместно в социальной и обшей психологии. Это было естественно и объяснялось тем, что представителями этих наук об-суждался ряд кардинальных методологических проблем: соотношение социальной психо-логии и индивидуальной психологии; соотношение социальной психологии и социоло-гии; природа коллектива как основного объекта социальной психологии. Вопрос о взаимоотношении индивидуальной и социальной психологии трансформировался в вопрос о соотношении экспериментальной и социальной психологии. Особое место в дискуссиях по вопросу о перестройке психологии на основе марксизма занимал Георгий Иванович Челпанов.
Он утверждал необходимость самостоятельного существования социальной психологии наряду с психологией индивидуальной, экспериментальной. Социальная психология изучает общественно детерминированные психические явления. Она тесно связана с идеологией. Ее связь с марксизмом органична, естественна. Чтобы эта связь была продуктивной, Г. И. Челпанов считал необходимым иначе осмыслить научное содержание самого марксизма, освободить его от вульгарно-материалистического толкования. Позитивное отношение к включению социальной психологии в систему, реформированную в новых идеологических условиях, проявлялось и в том, что он предлагал включить организацию исследований по социальной психологии в план научно-исследовательской деятельности и впервые в нашей стране поставил вопрос об организации Института социальной психологии. По отношению к марксизму точка зрения Г. И. Челпанова такова. Специально марксистская социальная психология есть психология социальная, изучающая генезис идеологических форм по специальному марксистскому методу, заключающаяся в изучении происхождения указанных форм в зависимости от изменений социального хозяйства (Г. И. Челпанов, 1924). Резко полемизируя с представителями авторитетного психологического направления — рефлексологии, Г. И. Челпанов утверждал, что задачей реформы психологии должно быть не устройство собачников, а организация работ по изучению социальной психологии (Г. И. Челпанов, 1926). По вопросу реформы науки выступали также Константин Николаевич Корнилов (1924), Павел Петрович Блонский (1920).
Одним из основных направлений в социальной психологии 20-30-х годов было исследование проблемы коллективов. Обсуждался вопрос о природе коллективов.
Были высказаны три точки зрения. С позиций первой коллектив является не чем иным, как механическим агрегатом, простой суммой составляющих его индивидов. Пред-ставители второй утверждали, что поведение индивида фатально предопределено общими задачами и структурой коллектива. Среднее положение между этими крайними позициями занимали представители третьей точки зрения, согласно которой индивидуальное поведение в коллективе изменяется, вместе с тем коллективу как целому присущ самостоятельный творческий характер поведения.
В научно-организационном становлении социальной психологии в России большое значение имел I Всесоюзный съезд по изучению поведения человека, состоявшийся в 1930 г.
Проблемы личности и проблемы социальной психологии и коллективного поведения были выделены в одно из трех приоритетных направлений обсуждения. Главным соци-ально-психологическим феноменом стал коллективизм, по-разному проявляющийся в разных условиях, в разных объединениях. Теоретические, методологические, конкретные задачи по изучению коллектива были отражены в специальном постановлении съезда. Начало 30-х годов было пиком развития социально-психологических исследований и в прикладных отраслях, особенно в педологии и психотехнике.

Третий период (вторая половина 30-х - вторая половина 50-х годов XX в.)
Во второй половине 30-х годов ситуация резко изменилась. Началась изоляция отече-ственной науки от западной психологии. Перестали публиковаться переводы трудов за-падных авторов. Внутри страны возрос идеологический контроль за наукой. Сгущалась атмосфера декретирования и администрирования. Это сковывало творческую инициати-ву, порождало боязнь исследовать социально острые вопросы. Резко сократилось число исследований по социальной психологии, почти перестали публиковаться книги по этой дисциплине.
Наступил перерыв в развитии российской социальной психологии. Кроме общеполитической ситуации, причины этого перерыва были следующие:
 Теоретическое обоснование ненужности социальной психологии. В психологии широко распространилась точка зрения о том, что, поскольку все психические явления социально детерминированы, нет необходимости выделять специально со-циально-психологические феномены и науку, их изучающую.
 Идеологическая направленность западной социальной психологии, расхождения в понимании общественных явлений, психологизаторство в социологии вызвали резкую критическую оценку марксистов. Эта оценка нередко переносилась на социальную психологию, что привело к тому, что социальная психология в Советском Союзе попала в разряд лженаук.
 Одной из причин перерыва в истории социальной психологии была практическая невостребованность результатов ис-следований. Изучение мнений, настроений людей, психологической атмосферы в обществе были никому не нужны, более того — крайне опасны.
Идеологическое давление на науку нашло свое отражение в Постановлении ЦК ВКП/б/ 1936 г. «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Это постанов-ление закрыло не только педологию, но рикошетом ударило по психотехнике и социаль-ной психологии. Период перерыва, начавшийся во второй половине 30-х годов, продол-жался до второй половины 50-х годов. Но и в это время не было полного отсутствия социально-психологических исследований. Разработкой теории, методологии общей психологии создавался теоретический фундамент социальной психологии (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн и др.) В этом отношении важное значение имеют идеи об общественно-исторической детерминации психических явлений, разработка принципа единства сознания и деятельности и принципа развития.
Основным источником и сферой применения социальной психологии в этот период были педагогические исследования и педагогическая практика. Центральной темой этого периода являлась психология коллектива. Определяющими облик социальной психологии были взгляды А. С. Макаренко. В историю социальной психологии он вошел прежде всего как исследователь коллектива и воспитания личности в коллективе (А. С. Макаренко, 1956). А. С. Макаренко принадлежит одно из определений коллектива, которое было отправным для разработки социально-психологической проблематики в последующие десятилетия. Коллектив, согласно А. С. Макаренко, — это целеустремленный комплекс личностей, организованных, обладающих органами управления. Это контактная совокупность, основанная на социалистическом принципе объединения. Коллектив есть социальный организм. Основными признаками коллектива являются: наличие общих целей, служащих на благо общества; совместная деятельность, направленная на достижение этих целей; определенная структура; наличие в нем органов, координирующих деятельность коллектива и представляющих его интересы. Коллектив является частью общества, органически связанной с другими коллективами. Макаренко дал новую классификацию коллективов. Он выделил два вида: 1) первичный коллектив: члены его находятся в постоянном дружеском, бытовом и идеологическом объединении (отряд, школьный класс, семья); 2) вторичный коллектив — более широкое объединение. В нем цели, взаимоотношения вытекают из более глубокого социального синтеза, из задач народного хозяйства, из социалистических принципов жизни (школа, предприятие). Сами цели различаются по времени их осуществления. Были выделены ближние, средние и дальние цели. Макаренко принадлежит разработка вопроса о стадиях развития коллектива. В своем развитии коллектив, по мнению А, С. Макаренко, проходит путь от диктаторского требования организатора до свободного требования каждой личности от себя на фоне требований коллектива. Психология личности занимает центральное место в коллективной психологии Макаренко. Критикуя функционализм, разложивший личность на обезличенные функции, отрицательно оценивая биогенетическую и социогенегическую концепции личности, господствовавшие тогда, индивидуалистическую направленность обшей психологии, А. С. Макаренко ставил вопрос о необходимости целостного изучения личности. Главная теоретическая и практи-ческая задача — это изучение личности, в коллективе.
Главными проблемами в изучении личности выступили взаимоотношения личности в коллективе, определение перспективных линий в ее развитии, становление характера. В связи с этим целью воспитания человека является формирование проектируемых качеств личности, линий ее развития. Для полноценного исследования личности необходимо изучать; самочувствие человека в коллективе; характер коллективных связей и реакций: дисциплинированность, готовность к действию и торможению; способность такта и ориентировки; принципиальность; эмоциональное и перспективное устремление. Существенное значение имеет изучение мотивационной сферы личности. Главное в этой сфере — потребности. Нравственно оправданная потребность, по мнению А. С. Макаренко, это потребность коллектива, то есть человека, связанного с коллективом единой целью движения, единством борьбы, живым и несомненным ощущением своего долга перед обществом. Потребность у нас есть родная сестра долга, обязанности, способностей; это проявление интереса не потребителя общественных благ, а деятеля социалистического общества, созидателя общих благ, — утверждал А.С. Макаренко. В исследовании личности А. С. Макаренко требовал преодоления созерцательности, применения активных методов воспитания. Макаренко составил схему изучения личности, отразившуюся в работе «Методика организации воспитательного процесса». Стержневая идея социально-психологической концепции А. С. Макаренко — единство коллектива и личности. Это определило основание его практического требования: воспитание личности в коллективе посредством коллектива, для коллектива.

Четвертый период (вторая половина 50-х — первая половина 70-х годов XX века). В этот период сложилась особая социальная и интеллектуальная ситуация в нашей стране. «Потепление» общей атмосферы, ослабление администрирования в науке, сниже-ние идеологического контроля, известная демократизация во всех сферах жизни обусло-вили возрождение творческой активности ученых. Для социальной психологии было важным то, что возрос интерес к человеку, встали задачи формирования всесторонне раз-витой личности, ее активной жизненной позиции. Психология в 50-х годах отстояла свое право на самостоятельное существование в острых дискуссиях с физиологами. В обшей психологии социальная психология получила надежную опору. Начался период возрождения социальной психологии в нашей стране. С известным основанием этот период можно назвать восстановительным. Социальная психология сформировалась как самостоятельная наука. Критериями этой самостоятельности выступили: осознание представителями этой науки уровня ее развития, состояния ее исследований, характери-стика места этой науки в системе других наук; определение предмета и объектов ее исследований; выделение и определение основных категорий и понятий; формулирование законов и закономерностей; институционализация науки; подготовка специалистов. К формальным критериям относятся публикации специальных трудов, статей, организация обсуждений на съездах, конференциях, симпозиумах. Всем этим критериям отвечало состояние социальной психологии в нашей стране.
Заключительный этап в истории отечественной социальной психологии ознаменовал-ся разработкой основных ее проблем, В области методологии социальной психологии плодотворными были концепции Г. М. Андреевой (1980), Б. Д. Парыгина (1971), Е. В. Шороховой (1975). В исследование проблем коллектива большой вклад внесли К. К. Пла-тонов (1975), А. В. Петровский (1982), Л. И. Уманский (1980). Исследования социальной психологии личности связаны с именами Л. И. Божович (1968), К.. К. Платонова (!965), В. А. Ядова (1975). Исследованию проблем деятельности посвящены труды Л. П. Буевой (1978), Е. С. Кузьмина (1967). Исследованием социальной психологии общения занима-лись А. А. Бодалев(1965),Л. П. Буева (1978), А. А. Леонтьев (1975), Б. Ф. Ломов (1975), Б.Д. Парыгин (1971).
В 70-х годах завершилось организационное становление социальной психологии. Произошла институционализация ее как самостоятельной науки. В 1962 г. организована первая в стране лаборатория социальной психологии в ЛГУ; в 1968 г. — первая кафедра социальной психологии в том же университете; в 1972 г. — аналогичная кафедра в МГУ. В 1966 г. с введением ученых степеней по психологии социальная психология приобрела статус квалификационной научной дисциплины. Началась систематическая подготовка специалистов по социальной психологии.

3. Задачи и разделы социальной психологии, связь социальной психологии с педагогикой и другими науками

В соответствии с основными объектами исследования современная социальная психология дифференцировалась на такие разделы, как:
• социальная психология личности,
• психология межличностного взаимодействия (общения и отношений),
• психология малых групп,
• психология межгруппового взаимодействия,
• психология больших социальных групп и массовых явлений.

В социальной психологии чрезвычайно медленно формируется такой раздел, который можно было бы назвать «психологией общества», еще одного качественно специфического объекта изучения. В настоящее время в исследовании общества социальная психология по сравнению с социологией не имеет специфики в методах его изучения — это главное обстоятельство, затрудняющее формирование такого раздела в социальной психологии.

Теоретические и практические задачи социальной психологии включают:
1. Продолжение углубленных исследований проблем, относящихся к предмету социальной психологии во взаимодействии с другими науками;
2. Содержательный пересмотр социально-психологических проблем в связи с изменишимися социальными условиями в нашей стране;
3. Исследование новых социально-психологических явлений (этнических, экономических, классовых, политических, идеологических и др.);
4. Социально-психологические исследования изменений в массовом сознании,  общественных настроениях и общественном мнении;
5. Анализ возрастания  роли социальной психологии в условиях реформирования общества;
6. Взаимодействие социальной психологии с прикладной и практической психологией;
7. Обеспечение взаимосвязи отечественной социальной психологии с различными направлениями зарубежной социальной психологии.

Взаимосвязь социальной психологии с другими научными дисциплинами обусловлена двумя обстоятельствами. Первое - это логика развития науки вообще через дифференциацию отдельных ее отраслей. При этом каждая из отраслей научного знания отражала специфику "своего" видения и объяснения окружающего мира. Второе - это все возрастающая потребность общества в необходимости использования интегрированного знания многих отраслей науки.
Так, взаимосвязь социальной психологии и истории имеет место тогда, когда каждая из них обращается к другой для решения собственных проблем с целью использования ее данных. Историка, например, может заинтересовать психологическая характеристика лю-дей, живших в ту или иную эпоху. Психолог в свою очередь может обратиться к истории для решения своих задач, рассматривая психологию людей как исторический факт. Исто-рик может изучить личность какого-либо государственного деятеля или психологию народа, воспользовав¬шись методами социальной психологии для того, чтобы объяснить имевшие место исторические события. Психолог может применить метод исторического анализа для проникновения в психологию и поведение людей давно живших поколений.
Социальная психология и философия. Многие проблемы психологии современного человека, такие, как личностный смысл и цель жизни, мировоззрение, политические при-страстия и моральные ценности, выступают как общие и для социальной психологии, и для философии. В самой психологии до сих пор есть немало вопросов, к решению кото-рых невозможно подойти лабораторно-экспериментальным путем, но которые, тем не ме-нее, приходится решать. К числу традиционных философско-психологических проблем можно отнести проблему сущности и происхождения человеческого сознания, влияние общества на личность и личности на общество, методологические проблемы социальной психологии и ряд других.
Социальная психология и социология. Социология заимствует из социальной пси-хологии методы изучения личности и человеческих отношений. В свою очередь психоло-ги широко пользуются традиционными социологическими приемами сбора первичных научных данных - анкетированием и опросом. Например, социометрия, возникшая пер-воначально как психологическая теория общества (Дж. Морено) применяется одновре-менно и как социально-психологический тест для оценки межличностных эмо-циональных связей в группе. Разработанная преимущественно социологами теория социального научения принята в социальной психологии. Данная теория утверждает, что поведение человека есть результат его общения, взаимодействия и совместной деятельности с разными людьми в различных социальных ситуациях, есть результат подражания, наблюдения за другими людьми, обучения и воспитания на их примерах. Есть немало проблем, которые в принципе не могут быть решены без участия пред-ставителей обеих наук. Это - проблемы отношений между людьми, национальная психо-логия, психология экономики, политики, межгосударствен¬ных отношений и ряд других. Сюда же относятся проблемы социализации и социальных установок, их формирования и преобразования. Всем этим в психологии занимаются представители социальной психологии, и примеча¬тельно то, что направление научных поисков с аналогичным названием, но с иной проблематикой и методологией исследования существует и в социологии.
Социальная психология и педагогика. Социально ориентированная педагогика неизменно пользуется данными социальной психологии, помогающей правильно решать вопросы организации эффективного учебного взаимодействия обучаемых и преподавате-лей, учитывать социально-психологические явления и процессы, происходящие в педаго-гических и учебных коллективах.
Таким образом, социальная психология - отрасль психологии, исследующая струк-турно-динамические особенности и закономерности психологических явлений, возника-ющих в процессе общественного взаимодействия, то есть в ситуациях общения и совмест-ной деятельности людей, а также обоснованные способы управления этими явлениями (Гончаров А.И.).


4. Методы социально-психологического исследования и их отличительные особенности

Предметом социально-психологического исследования является поведение лично-сти в социальном взаимодействии. Методы социальной психологии - основные способы познания социально-психологических явлений и их закономерностей. Методика иссле-дования - система методов, нацеленная на совокупность внешних и внутренних (объек-тивных и субъективных) показателей (признаков), которые в свою очередь раскрывают сущность изучаемого социально-психологического явления или процесса.
В отличие от других научных дисциплин, в СП занято почти семь миллиардов практиков-любителей. Практически у каждого человека есть своя система представлений о том, почему люди ведут себя именно так, а не иначе. В основе этих представлений, обычно кажущихся нам правильными, может лежать личный опыт или здравый смысл. Социальные психологи также используют личный опыт и здравый смысл в качестве источника идей, но, в отличие от неспециалистов, они затем проверяют эти идеи с помощью объективных научных методов. По данным американских авторов, эксперимент сейчас используется примерно в 75% социально-психологических исследований. Различают полевой (повседневные ситуации) и лабораторный (контролируемая ситуация). Подавляющая часть оставшихся 25% исследований приходится на долю корреляционного (изучение естественно возникающих связей между переменными) метода. К примеру – взаимосвязь статус - здоровье - долголетие. Заметим, что в отечественной социальной психологии, сравнительно с американской, соотношение между экспериментальными и корреляционными исследованиями выглядит на сегодняшний день, пожалуй, противоположным образом.
Весь набор методов можно подразделить на 2 большие группы: методы исследования и методы воздействия. Различают и др. классификации методов: 1). Методы эмпирического исследования; 2). Методы моделирования; 3). Управленческо-воспитательные методы (Свеницкий, 1977). Среди методов сбора информации можно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ, буквально: анализ содержания. В тексте выделяются специальные «единицы», а затем подсчитывается частота их употребления), разного рода опросы (основные средства: анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический) и эксперимент.
Существуют различные классификации и типологии социально-психологических ме-тодов. Для концептуальных и прикладных задач, решаемых психологами в сфере соци-альной жизни, целесообразнее использовать следующую типологию:
1)  феноменологизации и концептуализации;
2)  исследования и диагностики;
3)  обработки и интерпретации;
4)  коррекции и терапии;
5)  мотивирования и управления;
6)  обучения и развития;
7)  конструирования и творчества.
Первая группа методов – методы феноменологизации и концептуализации – позволя-ет произвести предварительную работу по выделению и первоначальной категоризации интересующих нас социально-психологических феноменов и проблем. Вычленение ука-занных феноменов осуществляется в соответствии с имеющимися социальными потреб-ностями, а предварительная концептуализация – путем соотнесения с имеющимися моде-лями и теориями.
Ко второй группе методов можно отнести такие, как: наблюдение, опрос, экспери-мент, анализ продуктов деятельности, моделирование. При организации наблюдения важ-но ответить на вопросы: что наблюдать? Как фиксировать? При опросе большое значение имеют желание испытуемых отвечать искренне (мотивация), их осведомленность и интеллектуальный уровень, учет воздействия на опрашиваемых ситуации обследования (экспертиза, платное участие или консультация).
В отличие от наблюдения, эксперимент предполагает создание контролируемых усло-вий, в которых вероятно появление интересующего исследователя феномена. Экспери-мент подразделяется на естественный и лабораторный. Последний представляет собой искусственно созданную модель действительности; при этом важно отобрать наиболее существенные факторы, уметь перенести полученные результаты на поведение об-следуемых в обыденной жизни.
Что-либо выяснить о социально-психологических явлениях, процессах и характери-стиках можно также, исследуя продукты деятельности отдельных индивидов и групп. В качестве продуктов деятельности могут выступать различные документы, сочинения кон-трольные работы и т.п. Эффективность этого метода зависит от объема информации и оп-тимальности выделения единиц анализа.
Анализ документации. Междисциплинарный метод. Документ – все что угодно (газета, конспект лекции, все фиксируемое).
Классификация документов:
1. Официальные. Исходят из той или иной официальной организации.
 Первичные (протоколы заседаний)
 Вторичные (отчет за год) – основан на данных из первичных документов.
2. Неофициальные.
 Личные – удостоверяются подписью.
 Безличные.
До середины 30-х годов – качественный анализ. А затем – контент-анализ. Б. Берельсон Предложил контент-анализ. Уделял внимание тому, как часто повторяется тот или иной момент (слово, мысль, обращение). Главное – ценность выделенных единиц. В 1943 г. на основе использования контент-анализа была закрыта профашистская газета в США. В. Семенов анализировал образы брака и любви в молодежных журналах. Оказалось, что они различались в зависимости от пола автора.
Моделирование предполагает конструирование второй реальности (модели), обеспе-чивающей возможность представить, выяснить соотношения различных сторон объекта. Прогнозировать его дальнейшее развитие. Моделирование предполагает анализ моделей явлений на ЭВМ.
В отличие от методов исследования (где акцент делается на фиксировании и разностороннем рассмотрении какого-либо феномена), методы диагностики ориентированы на измерение, т.е. численное представление интересующей диагноста характеристики (например, общительности человека, сплоченности группы или интенсивности взаимодействия между людьми). Для этой цели используются тесты и экспертные оценки. Выбор методов диагностики определяется целью обследования и ограничениями (по времени, ресурсам, профессиональной компетентности и т.п.), учет которых необходим для более точного измерения.
Третья группа социально-психологических методов включает методы обработки и интерпретации данных. Для обработки полученных данных чаще всего используются ста-тистические методы (нахождение средних значений, отклонений от среднего, значения связи между переменными, уровня значимости, достоверности выявление факторов и т.п.). Такие методы позволяют вскрыть имеющиеся закономерности, представить инфор-мацию в обобщенном и наглядном виде. Важную роль играют методы интерпретации, которые позволяют придать содержательно-психологический смысл полученным данным. Другими словами, эти методы позволяют провести полученные в ходе диагностики и обработки данные (числа, закономерности) с языка математики на язык психологии, т.е. осуществить переход от чисел и закономерностей к психологическим понятиям и суждениям.
Социально-психологические исследования (в широком смысле) проводятся не только для исключительно научных целей («чистой науки»), но также и для решения каждоднев-ных практических проблем общностей людей, руководителей или участников группы и т.д. К таким методам можно отнести методы коррекции и терапии. Эти методы позво-ляют улучшать различные личностные и групповые характеристики, умения, навыки и т.п.; осуществлять лечение психики людей (терапию) средствами взаимодействия между ними (межличностного взаимодействия). Выделяют группы: телесной терапии, встреч, терапии искусством гештальттерапии, поведенческого тренинга, психодрамы и др.
Одними из сложных практических задач, стоящих перед социальной психологией, яв-ляются задачи: оптимизации личностных и групповых взаимодействий, направленных на достижение определенных целей (например, учебных, производственных); улучшение планирования, организации, мотивирования и контроля совместной деятельности людей; повышение эффективности обмена информацией (коммуникации) и принятия решений. Для решения подобных задач социальные психологи разрабатывают различные методы мотивирования и управления, позволяющие побуждать субъектов к деятельности и обеспечивать оптимальное функционирование отдельных личностей и групп в процессе достижения определенных целей.
Шестая группа методов включает методы обучения и развития личности (или груп-пы), призванных реализовать социально-психологический потенциал межличностного взаимодействия в процессе решения задач повышения эффективности усвоения конкрет-ных знаний, умений, навыков (например, по истории, делопроизводству или управлению людьми). Указанные методы обеспечивают рост уровня межличностной компетентности, развитие личностных особенностей членов группы (уверенное поведение, межличностная коммуникация или нравственный потенциал) или самой группы в целом. Целенаправленное использование закономерностей взаимного влияния людей является революционным достижением социальных наук в XX в. и широко используется с целью обучения и развития (дискуссионные методы, деловые игры, тренинги межличностной чувствительности и личностного роста и т.п.).
В седьмую группу методов могут быть отнесены методы конструирования и творче-ства, которые позволяют задействовать потенциал группового взаимодействия для целей алгоритмизированного (по заданной совокупности правил) или полностью спонтанного порождения чего-либо нового: решение конфликтной ситуации, разработка технического устройства, методики обучения и т.п..

Американская классификация:
1. Корреляционные методы
2. Экспериментальные методы

ОПРОС
Достаточно распространен непрофессиональный взгляд, что опросы – самый «легкий» для применения метод, однако, можно смело утверждать, что хороший опрос – это самый «трудный» метод социально-психологического исследования, описывающий общественное мнение на момент процедуры. Исследователи получают репрезентативную выборку, рассматривая случайную выборку (в которой с равной вероятностью может попасть любой человек из популяции, даже рыжеволосые) Удивителен тот факт, что опрашиваем ли мы людей в городе или во всей стране, 1200 случайно отобранных участников (респондентов, если это интервью) дают нам возможность на 95% быть уверенными в описании всей популяции с ошибкой погрешности 3% или меньше. Представьте себе огромный кувшин, наполненный бобами – 50% красных и 50% белых. Наугад выберите 1200 из них, и будьте уверены, что в 95% случаях вы извлечете от 47% до 53% красных бобов, независимо от того, содержится в кувшине 10 000 или 100 000 000 бобов. Недаром, опросы, начиная с 1950г., проведенные непосредственно перед национальными выборами в США, расходились с результатами выборов в среднем только на 1,4%. Как по капле крови можно судить о состоянии всего организма, так на основании случайной выборки можно говорить о популяции в целом. Чтобы оценить опросы, мы должны помнить о 4 компонентах, которые возможно оказывают влияние на результаты: нерепрезентативные выборки, последовательность вопросов, право выбора ответов и формулировка вопросов.
Опросы. Различают два вида: интервью (личное вербальное взаимодействие) и анкета. Страна опросов – Англия. Уже в VII веке они проводились по заказу парламента. Опросы используются на всех этапах исследования. На первом этапе – интервью. Опросы существуют как основное средство сбора первичной информации. На заключительном этапе они используются для уточнения данных.
Интервью (нельзя ставить знак равенства с беседой) – метод сбора первичной информации, в котором один человек – интервьюер, который стремиться получить информацию об отношении и мнении относительно одного человека или группы. Метод может использоваться при отборе лиц – оценочное интервью. Различают:
1. информационное интервью – нужно для получения информации.
2. терапевтическое интервью – для изменения поведения того или иного человека. Эти методы могут сочетаться.
Середина 40-х гг. Стресс-интервью. Проверяли реакцию на стрессовую ситуацию (темная комната с узким пучком света, стул на двух ножках, гипотетическая ситуация кражи).
Виды интервью:
1. Стандартизированные (используются чаще всего) – имеют строго определенные формулировки вопросов и их последовательность. Для проведения можно использовать не очень квалифицированных интервьюеров; не слишком жесткая форма для опрашиваемого; дешевле; но уровень контакта не высокий.
2. Нестандартизированные – общая только тема и цель. Интервьюер свободен.
3. Полустандартизированное (с середины 40-х) – разработали Р. Мертон и П. Кендалл. Используется путеводитель интервью – перечень обязательных вопросов. Другое название – фокусированное интервью.
Правила формулирования вопросов:
1. Вопрос должен быть как можно короче.
2. Не должен включать малознакомых слов и символов.
3. Каждый вопрос должен быть логически отделен (плохой вопрос – «Любите ли вы ходить в кино или театр?»).
4. Вопрос не должен быть очень личным. Лучше строить вопросы в безличной форме.
5. Формулировать вопрос следует в такой форме, чтобы любой ответ был социально приемлемым. Можно использовать синонимы, более мягкие по смыслу.
Открытый вопрос не дает опрашиваемому подсказки относительно формы ответа. Закрытый вопрос предлагает на выбор 2 и более вариантов ответа, что лишает возможности отвечать своими словами. Он чаще используется в анкетах.
Правила последовательности вопросов (особенно в интервью):
1. начинать следует с более простых вопросов.
2. первый вопрос должен быть как можно более интересным и не должен быть дискуссионным (особенно в США).
3. должна быть некоторая логика в последовательности.
4. иногда необходимо ставить провокационные вопросы, будто интервьюер уже знает на него ответ («когда вы прекращаете бить свою жену?»).
5. нельзя спорить или одобрять человека.
6. важные вопросы лучше всего ставить в середине интервью – время наивысшего контакта.
Способы записи информации в интервью:
1. дословная запись.
2. кодирование.
3. механическая регистрация, звукозапись.
25–30 минут – хорошее время для интервью. Самое длинное интервью – 6 часов.
Репрезентативный опрос – опрос особой выборки. Иногда цели опроса лучше замаскировать.
Анкета: должна быть планка, краткое объяснение цели исследования, указание, как отвечать (последовательность не так важна), благодарность. Начинать всегда следует с программы исследования. Программа исследования:
1. чтение литературы.
2. формулирование проблематики, предмет и объект исследования.
3. гипотеза.
4. выбор метода.
Первый этап – разведывательный план: пробные интервью, предварительные интервью.
Второй этап – аналитический план: описательный, дескриптивный план, сбор и анализ информации, отчет. Не подразумевает экспериментальных ситуаций. Происходит вычисление связей и корреляций.
Третий этап – экспериментальный план.
Иногда можно обойтись и без разведки и аналитического плана.
Существует проблема экологической валидности, – в какой степени лабораторные данные можно перенести на реальную жизнь.
Валидность = обоснованность (должна выявлять то, для чего предназначена) + надежность (однопорядковость данных при повторных измерениях).

ЭКСПЕРИМЕНТ
Вирируя всего одним-двумя экспериментальными факторами – называемыми независимыми перемен-ными – экспериментатор выясняет, как их изменение влияет на нас, то есть, контролируя (оставляя неизмен-ными другие). Каждый эксперимент предлагает возможное причинно-следственное объяснение коррелиру-ющих данных.
Итак, большинство социально-психологических исследований относится либо к корреляционным, либо к экспериментальным. Корреляционные исследования, для проведения которых иногда используют метод систематического опроса, выявляют связь между переменными, такими, например, как уровень образования и доход. Знание того, что две вещи естественно взаимосвязаны, - ценная информация, но она редко демон-стрирует, что является причиной, а что - следствием. Если есть возможность, социальные психологи прово-дят эксперименты, которые выявляют причины и следствия.
Конструируя действительность в миниатюре, находящуюся под их контролем, экспериментаторы могут изменять один элемент, а затем другой и узнавать, как они (раздельно или в сочетании) влияют на поведение. Случайным образом мы отбираем участником для экспериментальных условий (где осуществляется экспериментальное воздействие) или для контрольных (в которых оно отсутствует). Мы можем за тем отнести любое полученное в результате различия между двумя условиями к независимой переменной.
Ставя эксперименты, социальные психологи иногда создают ситуации, которые затрагивают эмоции людей. В этом случае они обязаны следовать профессиональным этическим правилам: получать согласие от осведомленных испытуемых, следовать принципу «не навреди», после завершения эксперимента полностью раскрывать им любой временный обман. СП интегрируют свои идеи и данные экспериментов в теории.

5. Основные направления прикладной социальной психологии

0

2

Тема 2. Социально психологические закономерности общения.

Основные вопросы:

1. Социальная природа общения.

Общение есть реализация всей совокупности отношений человека. Социальная психология изучает, главным образом, общение как реализацию межличностных отношений,  субъектом которых выступает конкретная личность. В социологии исследуется общение между группами.
Общение – это сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией; выработку стратегий взаимодействия; восприятие и понимание другого человека.
Общение, наряду с деятельностью, можно рассматривать как одну из сторон социаль-ного бытия человека. Некоторые определяют общение как неотъемлемую составляющую любой деятельности, другие склонны говорить о собственно коммуникативной деятельности.
В процессе общения принято выделять три его стороны: коммуникацию (обмен ин-формацией), интеракцию (взаимодействие) и социальную перцепцию (восприятие партнёрами по общению друг друга и установление взаимопонимания). В связи с этим определяются и функции общения: информационная, регуляционная и аффективно-коммуникативная. Кроме того, общение способно обогатить совместную деятельность возникновением в ней новых связей и отношений между людьми.
Существует два основных способа общения: вербальное (посредством речи через зна-ковую систему языка) и невербальное, функция которого состоит в репрезентации эмоци-ональных состояний посредством нескольких знаковых систем: оптико-кинетической, паралингвистической, экстралингвистической, посредством визуального контакта и про-странственно-временной организации коммуникации.
Следует отметить противоречивость общения, соединяющего в себе тенденции к общ-ности и обособлению.
На уровне экспериментального исследования коммуникация в традиционной социальной психологии изучается посредством лабораторного эксперимента. Анализу в этом случае подвергаются средства коммуникации, тип и частота контакта, структура самого коммуникативного акта, т.е. формальная сторона общения. В отечественной экспериментальной практике предприняты исследования общения в ходе совместной деятельности людей и формирования «совокупного субъекта деятельности».
Важно понимать, что общение – многогранный процесс, имеющий под собой как ду-ховную, так и материальную основу. В общении раскрываются и межличностные, и общественные отношения человека. Природа межличностных отношений эмоциональна, общественные же отношения носят безличный характер. Однако внутри системы общественных отношений люди вступают в общение, где неизбежно их индивидуальные характеристики проявляются в «стиле исполнения социальной роли».

2. Структура и функции общения.

Под структурой объекта в науке понимается порядок совокуп¬ности устойчивых свя-зей элементов объекта исследования, обес¬печивающих его целостность как явления при внешних и внутрен¬них изменениях.
К структуре общения можно подойти по-разному как через выделение уровней анали-за явления, так и через перечисление его основных функции Обычно выделяются, по крайней мере, три уровня анализа (Б.Ф. Ломов, 1984).
Первый уровень — макроуровень общение индивида с другими людьми рассматрива-ется как важнейшая сторона его образа жиз¬ни. На этом уровне процесс общения изучается в интервалах вре¬мени, сопоставимых с длительностью человеческой жизни с ак¬центом на анализ психического развития индивида. Общение здесь выступает как сложная развива-ющаяся сеть взаимосвязей индивида с другими людьми и социальными группами.
Второй уровень — мезауровенъ (средний уровень) общение рас¬сматривается как сме-няющаяся совокупность целенапрашенных логически завершаемых контактов или ситуа-ций взаимодействия, в которых оказываются люди в процессе текущей жизнедеятельно-сти, в конкретных временных отрезках своей жизни. Главный акцент в изучении общения на этом уровне делается на содержательных ком¬понентах ситуации общения — по поводу «чего» и «с какой целью». Вокруг этого стержня «темы», «предмета» общения раскрывается ди¬намика общения, анализируются используемые средства (вербаль¬ные и невербальные) и фазы, или этапы общения, в ходе которых осуществляется обмен представлениями идеями, переживаниями.
Третий уровень — микроуровень главный акцент на анализе эле¬ментарных единиц общения как сопряженных актов или трансак¬ции. Важно подчеркнуть, что элементарная единица общения — это не смена перемежающихся поведенческих актов, действий участ-ни¬ков, а их взаимодействие Она включает не только действие одного из партнеров, но и связанное с ним содействие или противодействие партнера (Например, «вопрос — ответ», «побуждение к действию – действие», «сообщение информации — отношение к ней» и т.п.)
Под функциями общения понимаются те роли или задачи, кото¬рые выполняет обще-ние в процессе социального бытия человека. Функции общения многообразны. Суще-ствуют разные основа¬ния для их классификации. Одним из общепринятых является вы-деление в общении трех взаимосвязанных сторон или характерис¬тик— информационной, интерактивной и перцептивной (Г.М. Анд¬реева, 1980). В более или менее аналогичном смысле выделяются информационно-коммуникативная, регуляционно-коммуникативная и аффективно-коммуникативная функции (Б Ф Ломов, 1984).
Информационно-коммуникативная функция общения в широком смысле заключается в обмене информацией или приеме-переда¬че информации между взаимодействующими индивидами. Передача любой информации возможна посред¬ством различных знаковых систем. Обычно различают вербальную коммуникацию (в качестве знаковой системы используется речь) и невербальную коммуникацию (различные неречевые знаковые системы).
Регуляторно-коммуникативная (интерактивная) функция обще¬ния в отличие от ин-формационной заключается в регуляции пове¬дения и непосредственной организации сов-местной деятельности людей в процессе их взаимодействия. Здесь следует сказать не-сколько слов о традиции использования понятий взаимодействия и общения в социальной психологии. Понятие взаимодействия ис¬пользуется двояко: во-первых, для характеристики действительных реальных контактов людей (действий, контрдействий, содействий) в процессе совместной деятельности; во-вторых, для описания вза¬имных влияний (воздействий) друг на друга в ходе совместной де¬ятельности или шире — в процессе социальной активности.
Аффективно-коммуникативная функция общения связана с регуля¬цией эмоциональ-ной сферы человека. Общение – важнейшая де¬терминанта эмоциональных состояний че-ловека. Весь спектр специ¬фически человеческих эмоций возникает и развивается в усло-виях общения людей: происходит либо сближение эмоциональных состо¬яний, либо их поляризация, взаимное усиление или ослабление.
Представляется оправданным привести другую классифика¬ционную схему функций общения, в которой наряду с перечис¬ленными отдельно выделяются и другие функции:
1. Прагматическая функция общения. Реализуется при взаи¬модействии людей в про-цессе совместной деятельности.
2. Формирующая функция общения. Проявляется в процессе формирования и измене-ния психического облика человека. Из¬вестно, что на определенных стадиях развитие по-ведения, дея¬тельности и отношения ребенка к миру и к самому себе опосредовано его об-щением со взрослым. В ходе развития внешние, опосредованные общением формы взаи-модействия ребенка и взрослого трансформируются во внутренние психические функ¬ции и процессы, а также в самостоятельную внешнюю актив¬ность ребенка.
3. Функция подтверждения. В процессе общения с другими людьми человек получает возможность познать, утвердить и подтвердить себя. Желая утвердиться в своем суще-ствовании и в своей ценности, человек ищет точку опоры в других людях. Еще Уильям Джеймс отмечал, что для человека "не существует более чудовищного наказания, чем быть предоставленным в об¬ществе самому себе и оставаться абсолютно незамеченным". Известно, что повседневный опыт человеческого общения изобилует процеду¬рами, орга-низованными по принципу простейшей "подтвер¬ждающей терапии": ритуалы, зна-комства, приветствия, именования, оказание различных знаков внимания. Указанные проце¬дуры направлены на поддержание у человека "минимума подтвержденности".
4. Функция организации и поддержания межличностных отношений. Восприятие других людей и поддержание с ними раз¬личных отношений (от интимно-личностных до сугубо деловых) для любого человека неизменно связано с оцениванием людей и установлением определенных эмоциональных отношений – либо позитивных, либо негативных по своему знаку. Конечно, эмоциональные межличностные отношения — не единственный вид социальной связи, доступный современному человеку, од¬нако они пронизывают всю систему взаимоотношений между людьми, часто накладывают свой отпечаток и на деловые, и да¬же на ролевые отношения.
5. Внутриличностная функция общения реализуется в общении человека с самим со-бой (через внутреннюю или внешнюю речь, построенную по типу диалога). Такое обще-ние может рассматриваться как универсальный способ мышления человека.


3. Этапы и фазы общения.

Структура общения может быть рассмотрена с учетом ее динамического аспекта (фа-зы, стадии или этапы общения).
Рассматривая динамику общения, можно выделить следующие составляющие (фазы) этого процесса:
1. возникновение потребности в общении (необходимо сообщить или узнать инфор-мацию, повлиять на собеседника и т. п.) и уяснение целей (что конкретно я хочу достичь в результате общения);
2. вход субъекта в коммуникативную ситуацию;
3. ориентировка в ситуации общения и личности собеседника;
4. планирование содержания и средств общения (человек представляет себе, что именно скажет, выбирает конкретные средства, фразы, решает, как себя вести и т.п.);
5. пристройка к субъекту - партнеру по взаимодействию (занятие определенной пози-ции по отношению к партнеру по общению);
6. фаза взаимоинформирования, взаимодействия, обмена речевыми или контактными действиями;
7. восприятие и оценка ответных реакций собеседника, контроль эффективности об-щения на основе установления обратной связи;
8. корректировка направления, стиля, методов общения;
9. фаза взаимоотключения и выхода из контакта.

4. Формы и виды общения.

По своим формам и видам общение чрезвычайно разнообразно. Так, по средствам общение может быть непосредственным и опосредствованным, прямым и косвенным. Непосредственное общение осуществляется с помощью естественных органов, данных живому существу природой: руки, голова, туловище, голосовые связки и т. п. Опосред-ствованное общение связано с использованием специальных средств и орудий для орга-низации общения и обмена информацией. Это или природные предметы (палка, брошен-ный камень, след на земле и т. д.), или культурные (знаковые системы, записи символов на различных носителях! печать, радио, телевидение и т. п.).
Прямое общение предполагает личные контакты и непосредственное восприятие друг другом общающихся людей в самом акте общения, например, телесные контакты, беседы людей друг с другом, их общение в тех случаях, когда они видят и непосредственно реа-гируют на действия друг друга.
Косвенное общение осуществляется через посредников, которыми могут выступать другие люди (скажем, переговоры между конфликтующими сторонами на межгосудар-ственном, межнациональном, групповом, семейном уровнях).
По содержанию оно может быть представлено как материальное (обмен предметами и продуктами деятельности), когнитивное (обмен знаниями), кондиционное (обмен психи-ческими или физиологическими состояниями), мотивационное (обмен побуждениями, целями, интересами, мотивами, потребностями), деятельностное (обмен действиями, операциями, умениями, навыками).
По длительности общение может быть кратковременное и длительное. По степени завершенности - законченное и прерванное (незаконченное).
По контингенту участников и количеству каналов двухсторонней связи различают также межличностное общение, лично-групповое (например, руководитель - группа, учи-тель - класс и т.п.), межгрупповое (группа - группа), а также массовое (социально-ориентированное) и внутриличностное (интраперсональное) общение.
Межличностное общение связано с непосредственными контактами людей в группах или парах, постоянных по составу участников. В социальной психологии выделяют три типа межличностного общения: императивное, манипулятивное и диалогическое.
Императивное общение - авторитарное, директивное взаимодействие с партнером по общению с целью достижения контроля над его поведением, установками и мыслями, принуждения его к определенным действиям или решениям. В этом случае партнер по общению рассматривается как объект воздействия, он выступает пассивной, "страдатель-ной" стороной. Конечная цель такого общения - принуждение партнера - не завуалирова-на. В качестве средств оказания влияния используются приказы, предписания и требова-ния. Можно указать ряд сфер деятельности, где использование императивного общения является достаточно эффективным. К таким сферам относятся: отношения субординации и подчинения в условиях воинской деятельности, отношения "начальник - подчиненный" в экстремальных условиях, при чрезвычайных обстоятельствах и т.п. Но можно выделить и те сферы межличностных отношений, где применение императива неуместно. Это ин-тимно-личностные и супружеские отношения, детско-родительские контакты, а также вся система педагогических отношений.
Манипулятивное общение - тип межличностного общения, при котором воздействие на партнера по общению с целью достижения своих намерений осуществляется скрытно. Как и императив, манипуляция предполагает объективное восприятие партнера по обще-нию, стремление добиться контроля над поведением и мыслями другого человека. Сферой "разрешенной "манипуляции" является бизнес и деловые отношения вообще. Символом такого типа общения стала концепция общения, развитая Дейлом Карнеги и его последователями. Широко распространен манипулятивный стиль общения и "в области пропаганды.
Следует отметить, что использование средств манипулятивного воздействия на других людей в деловой сфере, как правило, заканчивается для человека переносом таких навыков и в остальные сферы взаимоотношений. Сильнее всего разрушаются от манипуляции отношения, построенные на любви, дружбе и взаимной привязанности. При манипулятивном общении партнер воспринимается не как целостная уникальная личность, а как носитель определенных, "нужных" манипулятору свойств и качеств.
В целом профессию педагога и психолога можно отнести к наиболее подверженным манипулятивной деформации. Например, в процессе обучения всегда присутствует эле-мент манипуляции (сделать урок интереснее, замотивировать учащихся, привлечь их вни-мание и т.д.). Это часто приводит к формированию у профессиональных педагогов устой-чивой личностной установки на объяснение, научение, доказательство.
Объединив императивную и манипулятивную форму общения, можно охарактеризо-вать их, как различные виды монологического общения. Человек, рассматривающий дру-гого как объект своего воздействия, по сути дела общается сам с собой, со своими целями и задачами, не видя истинного собеседника, игнорируя его. Как говорил по этому поводу А.А. Ухтомский, человек видит вокруг себя не людей, а своих "двойников".
Диалогическое общение - равноправное субъект-субъектное взаимодействие, имею-щее целью взаимное познание, самопознание партнеров по общению. Такое общение воз-можно лишь в случае соблюдения ряда правил взаимоотношений:
1. наличие  психологического настроя  на актуальное состояние собеседника и  соб-ственное актуальное  психологическое  состояние (следование принципу "здесь и теперь");
2. использование безоценочного восприятия личности партнера, априорная установ-ка на доверие к его намерениям;
3. восприятие партнера как равного, имеющего право на собственные мнения и решения;
4. содержание общения должно включать проблемы и нерешенные вопросы (пробле-матизация содержания общения);
5. следует персонифицировать общение, то есть вести разговор от своего имени (без ссылки на мнения авторитетов), представлять свои истинные чувства и желания.
Диалогическое общение позволяет достичь более глубинного взаимопонимания, са-мораскрытия личностей партнеров, создает условия для взаимного личностного роста.
Можно выделить также следующие виды общения:
Формально-ролевое общение, когда регламентированы и содержание, и средства об-щения и вместо знания личности собеседника обходятся знанием его социальной роли.
Деловое общение - ситуации, когда целью взаимодействия становится достижение ка-кого-либо четкого соглашения или договоренности. При деловом общении особенности личности и настроения собеседника учитываются прежде всего для достижения главной цели в интересах дела. Деловое общение обычно включено как частный момент в какую-либо совместную продуктивную деятельность людей и служит средством повышения ка-чества этой деятельности Его содержанием является то, чем заняты люди, а не те пробле-мы, которые затрагивают их внутренний мир.
Интимно-личностное общение возможно тогда, когда можно затронуть любую тему и не обязательно прибегать к помощи слов, собеседник поймет вас и по выражению лица, движениям, интонации. При таком общении каждый участник имеет образ собеседника, знает его личность, может предвидеть его реакции, интересы, убеждения, отношение. Ча-ще всего такое общение возникает между близкими людьми и в значительной мере явля-ется результатом предшествующих взаимоотношений. В отличие от делового, это обще-ние, напротив, сосредоточено в основном вокруг психологических проблем, интересов и потребностей, которые глубоко и интимно затрагивают личность человека: поиск смысла жизни, определение своего отношения к значимому человеку, к тому, что происходит во-круг, разрешение какого-либо внутреннего конфликта и т. п.
Светское общение. Суть светского общения в его беспредметности, то есть люди го-ворят не то, что думают, а то, что положено говорить в подобных случаях; это общение закрытое, потому что точки зрения людей на тот или иной вопрос не имеет никакого зна-чения и не определяют характера коммуникаций.
Существует также инструментальное общение, которое не является самоцелью, не стимулируется самостоятельной потребностью, но преследует какую-то иную цель, кроме получения удовлетворения от самого акта общения. В отличие от него, целевое общение само по себе служит средством удовлетворения специфической потребности, в данном случае потребности в общении.
Диагностическое общение имеет целью сформировать определенное представление о собеседнике или получить у него какую-нибудь информацию. Партнеры находятся в раз-личных позициях: один спрашивает, другой  отвечает.
Воспитательное общение предполагает ситуации, в которых один из участников це-ленаправленно воздействует на другого, достаточно четко представляя себе желаемый результат, то есть зная, в чем он хочет убедить собеседника, чему он хочет его научить и т.п.




6. Педагогическое общение.

Педагогическое общение выделяется психологией и педагогикой как специфическая форма общения между учителем и учеником в условиях совместной деятельности в си-стеме современного образования. В широком смысле к педагогическому общению отно-сится любое общение между обучающими (воспитывающими) и обучаемыми (воспитыва-емыми), будь это родители и дети, воспитатели детского сада и их воспитанники, школь-ные учителя и ученики, преподаватели вуза и студенты... Список может быть продолжен, поскольку любая образовательная и воспитательная система содержит в себе такое обще-ние.
Посмотрим на педагогическое общение с точки зрения учителя, работающего в обыч-ной средней школе.
В современной педагогике педагогическое общение рассматривается как многопла-новый процесс организации, установления и развития коммуникации, взаимопонимания и взаимодействия между педагогами и учащимися, порождаемый целями и содержанием их совместной деятельности. Действительно, почти вся специфика данного общения обу-словлена содержанием и целью совместной деятельности обучающего и обучаемых. Само содержание и формы педагогического общения относительно строго регламентированы, а ролевые позиции его участников четко обозначены.
Актуализация личностного подхода в современном образовании повлияла и на изме-нение специфики педагогического общения, поскольку данный подход предусматривает отношение педагога к воспитанникам как к самосознательным ответственным субъектам собственного развития и как к субъектам воспитательного взаимодействия (А.В.Мудрик).
Реализация личностного подхода предполагает общение между учителем и учеником на уровне субъект-субъектных отношений. Ученик, таким образом, является и объектом, и субъектом взаимодействия.
Объективно позиции учителя и ученика не являются равноправными из-за когортных, возрастных и социальных различий. Но субъективно обе стороны заинтересованы в выравнивании позиций. Эти особые отношения между обучаемым и обучающим несут в себе ключевое противоречие педагогического общения, которое одновременно является источником его развития.
Модель субъект-субъектных отношений между учителем и учеником представлена в рамках гуманистической психологии и описана А. Маслоу на примере отношения старшего брата: «Старший брат - это любящий человек, который берет на себя ответственность за младших. Он, конечно, знает больше, он жил дольше, но он не есть нечто качественно отличное, относящееся к другому миру. Мудрый и любящий старший брат пытается совершенствовать младшего, пытается сделать его лучше, чем он есть, но в рамках собственного стиля младшего. Смотрите, насколько это отличается от модели "учить кого-то, кто ничего не знает!"» (Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности: Тексты. - М., 1982. С. 116).
Субъектная позиция ученика определяет его ответственность и активность. Единство уважения и требовательности по отношению к ученику выступают значимыми факторами достижения такой позиции (А.С.Макаренко).
Педагогическое общение является особым видом педагогической деятельности учите-ля, в которой преобладающим является речевое общение, причем речь, связанная с фор-мированием понятий. К.К.Платонов и Г. Г. Голубев выделяли пять видов речевого обще-ния, которые должны быть использованы в педагогической деятельности: интеллектуаль-ное, эмоциональное, образное, ассоциативное и волюнтаристское.
Интеллектуальное словесное общение реализуется посредством обмена понятиями, которые более-менее точно отражают явления окружающего мира. Это очень сложный вид речевого педагогического общения, поскольку сами понятия все время развиваются и уточняются в процессе развития науки (уровень постижения сущности явления практиче-ски не ограничен, и за понятием одного уровня всегда следует разработка понятий друго-го уровня). Кроме того, учителю необходимо не только раскрыть основные понятия в ходе изложения материала, но и способствовать процессу их усвоения в интеллектуальной деятельности учащихся.
Эмоциональное, образное и ассоциативное общение позволяет облегчить восприятие и усвоение информации благодаря возбуждению интереса к наукам и занимательности самого процесса обучения. При эмоциональном общении учитель выражает свое отноше-ние к обсуждаемым вопросам и оценочные суждения. Если учитель равнодушен к пред-мету, который он преподает, вряд ли он сможет заинтересовать учеников. Образное обще-ние используется обычно для объяснения материала и в обыденной речи. Благодаря ассо-циативному словесному общению учащиеся осознают существование причинно-следственных связей между различными явлениями.
Особенность волюнтаристического словесного общения заключается в том, что оно предполагает обязательное усвоение учениками информации, которую учитель передает в монологическом общении, используя преимущественно глаголы повелительного наклонения. Такое общение обычно связано с выдвижением требований со стороны учителя и чаще всего свойственно первому этапу взаимодействия учителя с учениками. Кроме того, волюнтаристическое общение используется в экстремальных ситуациях, когда необходимо быстро принимать решения и реализовывать их в короткие сроки. Частично такое общение необходимо во время объяснения нового материала, когда учитель стремится мобилизовать произвольные психические процессы учащихся на восприятие и усвоение того или иного вопроса.
На стиль отношений в процессе педагогического общения настолько существенно влияет стиль организаторской (управленческой) деятельности учителя, что в зависимости от этого часто выделяют и три стиля педагогического общения: авторитарный, демокра-тический и попустительский.
Педагогическое общение - это процесс, поэтому при его изучении выделяют стадии развития. В.А. Кан-Калик, определяя структуру процесса профессионально-педагогического общения, выделил одновременно и его этапы.
Первый этап он обозначил как этап моделирования, когда учитель предвосхищает бу-дущую деятельность и общение с учетом содержания работы, ее целей и особенностей класса. Речь идет о своеобразной модификации содержания деятельности и общения (точ-нее - формы их организации) применительно к конкретным социальным условиям. Дли-тельность самого процесса моделирования зависит от опыта учителя и его профессио-нальной подготовки.
Второй этап педагогического общения - организационный. Это, по сути, первый этап реального взаимодействия с классом, поэтому здесь важна инициатива учителя и его уме-ние быстро включить класс в работу. Оперативность организации совместной деятельно-сти имеет столь большое значение на этой стадии, что ее еще определяют и как «комму-никативную атаку». Однако этот этап не терпит суеты и спешки. Сочетание оперативно-сти и плавности, мягкости включения - оптимальный вариант начала учебной деятельно-сти. Основное социально-психологическое содержание этого этапа педагогического об-щения - ориентировочная деятельность.
На третьем этапе происходит управление общением. Особенность этого этапа в том, что общение становится инструментом совместной деятельности. Если первый и второй этапы не реализованы, то учителю придется заниматься в большей степени проблемами общения с классом, чем учебной деятельностью. На данной стадии педагог уже не заду-мывается над спецификой продуктивного общения, которое должно быть уже установле-но, чтобы служить благоприятным социально-психологическим фоном для работы учите-ля с классом.
Четвертый этап педагогического общения - аналитический. Учителю необходимо провести общий анализ хода и результатов общения и совместной деятельности. Основная функция данного этапа - коррекция учителем своего поведения на основании соотнесения целей, средств и результата общения.
Между управленческим и аналитическим этапами можно было бы выделить еще один этап - свертывание общения, когда учитель, подводя итоги совместной деятельности непосредственно в классе, обращает внимание учащихся на ключевые проблемы, изучен-ные во время урока, дает домашнее задание, подводит общие итоги. Социально-психологический смысл данного этапа заключается в фиксации внимания учащихся на основных вопросах с целью их закрепления и формирования социальных установок отно-сительно собственной учебной деятельности.

0

3

Тема 3. Общение как обмен информацией (коммуникативная сторона общения).

Основные вопросы:

1. Специфика человеческой коммуникации и строение коммуникативного процесса.

Говоря о коммуникации, мы, прежде всего, имеем в виду обмен различными представлениями, идеями, чувствами, настроениями и т.п. Если все это можно рассматривать как информацию, то процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Коммуникация - сообщение, передача информации посредством языка, речи или иных знаковых систем в процессе межличностного взаимодействия. В этом процессе информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.
Рассмотрим основные черты, определяющие специфику коммуникации между людьми.
Во-первых, в процессе общения люди не только обмениваются объективным содержанием, но вырабатывают общий смысл, т.е. общее видение ситуации. Это возможно лишь при условии, что информация не только принята, но и понята, осмыслена. Данное обстоятельство предполагает необходимость учета своего собеседника как личности, знания его взглядов, установок. В этом плане коммуникативный процесс представляет собой единство деятельности, общения и познания.
Во-вторых, обмен информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера. Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное, как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации.
В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: "все должны говорить на одном языке". Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Понимание - способность постичь смысл и значение чего-либо и достигнутый благодаря этому результат.
В-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры.
Американский исследователь Г. Лассуэлл предложил для изучения убеждающего воздействия средств массовой информации модель коммуникативного процесса, включающую пять элементов:
1.  КТО? (передает сообщение) - коммуникатор
2.  ЧТО? (передается) – сообщение (текст)
3.  КАК? (осуществляется передача) - канал
4.  КОМУ? (направлено сообщение) - аудитория
5.  С КАКИМ эффектом? - эффективность
В роли коммуникатора может выступать один человек или группа (например, группа школьников посылает открытку своему учителю). Цели коммуникатора также могут быть самые различными: сообщить информацию, объяснить, поделиться настроением, отдать распоряжение, высказать точку зрения, сделать внушение и т.п. В связи с этим информация разделяется на исходную, координирующую, направляющую", контролирующую и оценочную (Б.Д. Парыгин). Аудитория также может быть представлена как одним человеком, так и группой людей (класс, группа собеседников, телезрители и

2. Слушание и говорение в процессе человеческой коммуникации.
3. Средства общения. Виды речи.
4. Коммуникативные барьеры и пути их преодоления.

Коммуникативный барьер - психологическое препятствие на пути адекватной передачи информации между партнерами по общению. Они в основном носят социальный или психологический характер. Выделяются следующие виды барьеров:
барьер смысловой (от фр. barnere - преграда) – взаимо непонимание между людьми, вызванное тем, что одно и то же явление имеет для них различный личностный смысл;
барьер эмоциональный - интенсивные эмоциональные переживания, чаще негативного плана (стыд, чувство вины, страха, тревоги, низкая самооценка и др.), мешающие реализации личностной потенции человека в ходе общения;
барьер отношения - взаимонепонимание вследствие негативных чувств
собеседников друг к другу как к личности или как представителям определенных социальных групп;
барьер речи - возникает вследствие допущенных речевых ошибок (неправильный выбор слов, ошибки в построении сообщения, дефекты речи, неверная оценка способности партнера понять передаваемую ему информацию, слабая аргументация и т.п.);
барьер когнитивный - возникает из-за разного уровня знаний (информированности) собеседников о предмете общения, различного уровня образованности и социального опыта.
В данных случаях причиной барьеров выступают в основном индивидуальные психологические особенности (свойства, состояния) общающихся или сложившиеся между ними особого рода психологические отношения (неприязнь по отношению друг к другу, недоверие и т.п.). В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением.
Конкретными причинами плохой коммуникации в этих случаях могут быть:
а)  стереотипы - упрощенные мнения относительно отдельных лиц (собеседников) или ситуации в целом, в результате чего отсутствует объектив¬ный анализ и понимание людей, ситуаций, проблем;
б)  "предвзятые представления" - склонность отвергать все, что противоречит собственным взглядам, что ново, необычно ("Мы верим тому, чему хотим верить"). Мы редко осознаем, что толкование событий другим человеком столь же законно, как и наше собственное;
в)  плохие отношения между людьми; если отношение человека к вам враждебное, то трудно его убедить в справедливости вашего взгляда;
г) отсутствие внимания и интереса собеседника (интерес возникает только тогда, когда человек осознает значение информации для себя);
д) пренебрежение фактами, то есть привычка делать выводы (заключения) при отсутствии достаточного числа фактов;
е) физические состояния общающихся, возникающие вследствие значительного перенапряжения, вызванного длительным ожиданием или же неумением регулировать свое эмоционально-волевое состояние;
ж) состояния пассивности партнеров по общению, возникающие в результате нежелания общаться;
е)  неверный выбор стратегии и тактики общения (стратегия и тактика общения не соответствуют ситуации, личности собеседника).
Стратегии общения могут быть следующих видов: 1) открытое - закрытое общение; 2) монологическое - диалогическое; 3) ролевое (исходя - из социальной роли) - личностное (общение "по душам").
Открытое общение - это желание и умение выразить свою точку зрения достаточно полно и одновременно готовность учесть позиции других. Закрытое общение - нежелание либо неумение выразить понятно свою точку зрения, свое отношение, имеющуюся информацию.
Использование закрытых коммуникаций оправдано в следующих случаях:
1) если есть значительная разница в степени предметной компетентности и бессмысленно тратить время и силы на поднятие компетентности "низкой стороны";
2)  в конфликтных ситуациях открытие своих чувств, планов противнику нецелесообразно.
Открытые коммуникации эффективны, если есть сопоставимость, но не тождественность предметных позиций (обмен мнениями, замыслами). Существует промежуточная форма "одностороннее выспрашивание" -полузакрытая коммуникация, в которой человек пытается выяснить позиции другого человека, и в то же время не раскрывает своей позиции.
"Истерическое предъявление проблемы" - такая стратегия выражает стремление человека к открытому выражению своих чувств и проблем, безотносительно к тому, желает ли другой человек выслушивать его или нет.
Возникновение барьера понимания может быть вызвано из-за погрешностей в самом канале передачи информации - это так называемое фонетическое непонимание. Барьер фонетического непонимания порождает такой фактор, как невыразительная быстрая речь, речь-скороговорка и речь с большим количеством звуков-паразитов (такая речь связывается с термином "шум").
Причиной барьеров могут являться ошибки в построении высказываний: неправильный выбор слов, сложность сообщения, слабая убедительность, нелогичность и т.п. Это происходит в основном из-за недостаточной коммуникативной компетентности или низкой психологической культуры общения. Компетентность коммуникативная - ориентированность в различных ситуациях общения, основанная на знаниях, навыках, умениях, чувственном и социальном опыте индивида в сфере межличностного взаимодействия. Психологическая культура общения - система знаний, умений и навыков адекватного поведения в различных ситуациях общения.
Не меньшую роль в разрушении нормальной межличностной коммуникации может сыграть Стилистический барьер, возникающий при несоответствии стиля речи коммуникатора и ситуации общения или стиля речи и актуального психологического состояния реципиента и пр. Можно говорить и о существовании логического барьера непонимания. Он возникает в тех случаях, когда логика рассуждения, предлагаемая коммуникатором, либо слишком сложна для восприятия реципиентом, либо кажется ему неверной, тривиальной и т.п., либо противоречит присущей ему манере доказательства.
Кроме перечисленных, причинами плохой коммуникации могут быть обстоятельства, не зависящие напрямую и всецело от конкретного человека и его непосредственного партнера. Это так называемые социальные барьеры и барьеры, обусловленные особенностью физических компонентов ситуации общения и социальными условиями.
К физическим барьерам можно отнести барьеры физической среды, возникающие из-за несоответствия места общения его характеру и задачам, а также барьеры композиции физического пространства, которые возникают из-за значительной удаленности общающихся друг от друга или из-за наличия в пространстве композиционных элементов (колонны, углы), затрудняющих контакт.
Организационно-психологические барьеры возникают из-за неприятия формы общения и способов взаимодействия с партнером вследствие неадекватности данных элементов ценностным ориентациям субъекта общения.
Социальные барьеры возникают вследствие отсутствия понимания ситуации общения, вызванного социальными, политическими, религиозными, профессиональными различиями, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение людей. Такого рода, барьеры порождены объективными социальными причинами, и при их проявлении особенно отчетливо виден факт включенности коммуникации в более широкую систему общественных отношений.
Внешнее выражение наших чувств, мыслей имеет четкую социальную и историческую определенность. Примеров непонимания друг друга представителями различных социокультурных общностей очень много. Так, Г^Еайхчард сообщает о неудачных попытках миссионеров обратить в христианство индейцев племени навахов. Индейцам были совершенно непонятны и чужды важнейшие христианские догматы (бессмертие души, грех, искупление). Можно представить, как должна была происходить коммуникация между миссионером и индейцем-навахом о "греховном зачатии" человека, если иметь в виду, что для этого племени продолжение рода является "конечной человеческой и божественной целью". Другой пример таких помех коммуникации приводит американский социальный психолог М. Шериф в своем сообщении о пяти отдаленных турецких деревнях в местности, где он родился. Там расстояния между селениями местными жителями выражались в понятиях действий: "от восхода до захода солнца", "на расстоянии моего голоса", "два часа езды на омнибусе", "на расстоянии времени, нужного, чтобы выкурить сигарету" и т.п. При этом расстояние, равное четырехчасовому пешему переходу, представлялось большим, чем двухчасовой путь, проделанный на омнибусе. В таких условиях беседа о расстояниях с человеком, привыкшим к измерению в километрах, не могла быть легкой. М. Форверг приводит также пример расхождения в понимании слова "общество" жителями западной (ФРГ) и восточной Германии (ГДР). Так, западные немцы в большинстве своем под словом "общество" имеют в виду только так называемое "высшее" общество ("бывать в обществе").
Различную трактовку в разных цивилизациях имеют не только вербальные единицы коммуникации, но и различные образцы внешнего выражения чувств, эмоций. Например, в некоторых частях Африки смех - показатель изумления и даже замешательства, а не признак веселья. В некоторых странах Азии от гостя после еды в знак того, что он вполне удовлетворен, ждут отрыжки. Тот же самый жест вряд ли повлечет за собой повторное приглашение в гости в европейских странах. Этнограф Малиновский приводит пример того, как было воспринято туземцами высказанное им наблюдение относительно сходства сыновей одного вождя племени между собой. Его слова (как абсурдные) были приняты с негодованием. Оказалось, что в этом племени существует старинное табу, запрещавшее находить подобное сходство.
Отдельную группу образуют барьеры, обусловленные социально-ролевой принадлежностью и компетентностью субъектов общения:
барьер психосоциальный возникает при несоответствии ролевой компетенции личности и той системы общения, в которую она включается;
барьер социально-ролевой возникает вследствие социально-ролевой оппозиции или дисгармонии между субъектами общения.


5. Невербальные средства общения и их классификация.

Вербальная и невербальная коммуникация.
Коммуникативные средства общения и экспрессивный репертуар человека
Общение, будучи сложным социально-психологическим процессом взаимопонимания между людьми, осуществляется по следующим основным каналам: речевой (вербальный) и неречевой (невербальный) каналы общения. Вербальный (от лат. verbalis - словесный, устный) - в психологии этот термин служит для обозначения информации, выраженной знаковой, а именно словесной, языковой системой. Исследования показывают, что в ежедневном акте коммуникации человека слова составляют 7 %, звуки и интонации -38%, неречевое взаимодействие - 55% ("Говорим голосом, беседуем всем телом", - Публиций).
Вопрос о соотношении вербальных и невербальных компонентов общения имеет несомненный интерес и самостоятельное значение. Во-первых, любая форма вербальной связи содержит в себе элемент эмоционального значения. Это находит выражение в подтексте, дополнительном смысловом значении вербального общения или в модальности речи. ^Вс^вдюдых, в условиях непосредственного контакта большое значение имеет невербальное сопровождение, то есть   высказывания партнеров по общению.
Будучи подчиненными языку, экспрессивные средства невербального поведения человека обладают и оГн~осите7ТьТной самостоятельностью. Последняя особенно наглядно проявляется в случаях рассогласования (по разным, в том числе и клиническим причинам) между коммуникативными функциями речи и ее смысловым значением.
Вербальная коммуникация использует в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык, то есть систему фонетических знаков, включающую два принципа: лексический и синтаксический. Речь является самым универсальным средством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения. Речь, как средство общения, одновременно выступает и как источник информации, и как способ воздействия на собеседника. Не следует забывать слова древнего поэта Саади: "Умен ты или глуп, велик ты или мал, не знаем мы, пока ты слова не сказал". Значение речи для человека очень велико: оно делает достоянием индивидуального сознания опыт всего человечества, выводит наше сознание за пределы чувственного опыта. Если психика является отражением окружающего мира, то речь - обозначением данного отражения.
В структуру речевого общения входят:
1)  Значение и смысл слов, фраз. Важную роль также играет точность употребления слова, его выразительность и доступность, правильность построения фразы и ее доходчивость, правильность произношения звуков, слов, выразительность и смысл интонации.
2)  Выразительные качества голоса (паралингвистическая система):
а)  темп речи (быстрый, средний, замедленный) - это скорость осуществления словесного действия (профессор Бердвистел установил, например, что среднее предложение звучит около 2,5 с);
б)  модуляция высоты голоса (плавная, резкая);
в)  тональность голоса (высокая, низкая);
г)  ритм (равномерный, прерывистый);
д)  тембр (раскатистый, хриплый, скрипучий);
е)  интонация;
ж)  дикция речи,   то есть ясность, четкость произношения звуков.
3)  Речевые звуковые явления (экстралингвистическая система): характерные специфические звуки, возникающие при общении: смех, хмыканье, плач, шепот, вздохи и др.; разделительные звуки - это кашель; нулевые звуки - паузы, а также звуки назализации - "хм-хм", "мг-мг" и др. Все эти дополнения увеличивают семантически значимую информацию, но не посредством дополнительных речевых включений, а "околоречевыми" приемами.
В словесном высказывании человека можно выделить (Б.Д. Парыгин):
предметную информацию (информацию сГпредмете общения, партнере, о себе самом или выполняемой деятельности, о задачах и условиях этой деятельности, о фактах действительности т.п.); она может быть научной, бытовой, социальной, культурной, политической и т.п. (так называемый рациональный компонент общения);
модальность высказывания, которая раскрывает эмоциональную сторону общения, показывает, является ли то, о чем говорится, возможным или существующим, желательным или необходимым и т.п.; отражает отношение человека к содержанию высказываний, говорит о его внутреннем состоянии (чувствах, мыслях, интересе к предмету разговора и т.п.), отношении к собеседнику.
При помощи речи осуществляются кодирование и декодирование информации: коммуникатор в процессе говорения кодирует, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информацию. Кодом являются знаки, выражающие определенное содержание (например, азбука Морзе). При декодировании слушатель использует и свой собственный "код" - систему интерпретации, основанную на личном социальном опыте, выражающуюся в понимании смысла ситуации и действий партнера, его коммуникативных действий и их содержания в связи с конкретным контекстом.
Для коммуникатора смысл информации предшествует процессу кодирования (высказыванию), так как "говорящий" сначала имеет определенный замысел, а затем воплощает его в систему знаков. Для "слушающего" смысл принимаемого сообщения раскрывается одновременно с декодированием. Точность понимания слушающим смысла высказывания может стать очевидной для коммуникатора лишь тогда, когда произойдет смена "коммуникативных ролей" (условный термин, обозначающий "говорящего" и "слушающего"), то есть когда реципиент превратится в коммуникатора и своим высказыванием даст знать о том, как он раскрыл смысл принятой информации.
Диалог, или диалогическая речь, как специфический вид "разговора" представляет собой последовательную смену коммуникативных ролей, в ходе которой выявляется смысл речевого сообщения, то есть происходит то явление, которое было обозначено как "обогащение, развитие информации" (схема 6).
Степень согласованности действий коммуникатора и реципиента в ситуации попеременного принятия ими этих ролей в большой степени зависит от их включенности в общий контекст деятельности. Успешность вербальной коммуникации в случае диалога определяется тем, насколько партнеры обеспечивают тематическую направленность информации, а также ее двусторонний характер. Посредством речи не просто "движется информация", но участники коммуникации особым способом воздействуют друг на друга, ориентируют друг друга, убеждают друг друга, то есть стремятся достичь определенного изменения поведения.
В социальной психологии существует большое количество экс¬периментальных исследований, выясняющих условия и способы повышения эффекта речевого воздействия, достаточно подробно исследованы как формы различных коммуникативных барьеров, так и способы их преодоления. Так, выражением сопротивления принятию информации (а значит, и оказанному влиянию) может быть отключение внимания слушающего, умышленное снижение в своем представлении авторитета коммуникатора, умышленное или неумышленное "непонимание" сообщения: то ли в силу специфики фонетики говорящего, то ли в силу особенностей его стилистики или логики

построения текста. Особое значение имеет и факт соответствия характера высказывания и ситуации общения и другие показатели [1].
Описаны также характеристики коммуникатора, способствующие повышению эффективности его речи, в частности выявлены типы его позиций во время коммуникативного процесса. Таких позиций может быть три:   
A) открытая   коммуникатор открыто объявляет себя сторонником излагаемой точки зрения, оценивает различные факты в подтверждение этой точки зрения;
Б) отстраненная  коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет"противоречивые точки зрения, не исключая ориентации на одну из них, но не заявленную открыто;
B) закрытая  коммуникатор умалчивает о своей точке зрения, даже прибегает иногда ^специальным мерам, чтобы скрыть ее.
Естественно, что содержание каждой из этих позиций задается целью, задачей, которая преследуется в коммуникативном воздействии, но важно, что принципиально каждая из названных позиций обладает определенными возможностями для повышения эффекта воздействия (Богомолова, 1991).
Всесторонне исследованы способы повышения воздействия текста сообщения. Именно в этой области применяется методика контент-анализа, устанавливающая определенные пропорции в соотношении различных частей текста. Особое значение имеют работы по изучению аудитории. Результаты исследования в этой области опровергли традиционный для XIX в. взгляд, что логически и фактически обоснованная информация автоматически изменяет поведение аудитории. Выяснилось (в экспериментах Клаппера), что никакого автоматизма в данном случае нет: в действительности наиболее важным фактором оказалось взаимодействие информации и установок аудитории. Это обстоятельство дало жизнь целой серии исследований относительно роли установок аудитории в восприятии информации.
Интересен и такой экспериментальный факт относительно влияния темпа речи на полноту усвоения информации детьми. Установлено, что маленькие дети предпочитают, чтобы с ними разговаривали достаточно быстро - со скоростью до 175 слов в минуту (у незрячих детей - до 275 слов в минуту). При такой скорости информация усваивается наиболее полно. Самая неприемлемая и раздражающая скорость - 100 слов в минуту.
В процессе коммуникации, наряду с взаимоинформированием, осуществляется также и взаимовлияние людей друг на друга. Важную роль при анализе данной стороны общения играют мотивы общающихся, их цели, установки и пр. Для их более полного рассмотрения необходимо обратиться к тем знаковым системам, которые включены в общение помимо речи.

Невербальная коммуникация включает следующие основные знаковые системы: 1) оптико-кинетическую (жестикуляция, мимика, пантомимика -движение и позы, направление взгляда, визуальный контакт, покраснение и побледнение кожи, стереотипы моторики);,2) пара-.и экстралингвистическую, 3) организацию пространства и времени коммуникативного процесса (проксемика), 4) предметные контактные, тактильные действия (рукопожатия, объятия, поцелуи, похлопывания, толчки, поглаживания, касания, пощечины, удары);5) ольфакторные (связанные с запахом).
Совокупность этих средств призвана выполнять следующие функции:
дополнение речи и замещение речи;
репрезентация эмоциональных состояний партнеров по коммуникативному процессу, обнаружение намерений собеседника;
создание и поддержка психологического контакта, его регулирование в процессе общения;
придание новых смысловых оттенков сообщаемой информации,
направление процесса истолкования слов и выражений в нужную сторону;
выражение принятой роли, смысла ситуации;
усиление вербального воздействия и др.
Большинство исследователей сходятся во мнении, что с помощью слов передается в основном информация, а с помощью жестов - различное отношение к этой информации, а иногда жесты могут заменять и слова. В исследованиях выявлено, например, что существует, прямое соответствие между социальным (в том числе и служебным) положением человека и его лексиконом. Другими словами, чем выше находится человек на служебной лестнице, тем больше он склонен общаться с помощью слов и фраз, в то время как менее образованные люди больше полагаются на жесты (А.Пиз).
Оптико-кинетическая система знаков включает в себя:
жесты - движения, передающие психическое состояние говорящего или думающего про себя человека;
мимику - движения мышц лица, отражающие внутреннее эмоциональное состояние;
пантомимику - динамическое состояние позы в конкретный момент общения;
контакт глаз - интенсивность, длительность, частота обмена взглядами со стороны собеседников.
Первоначально исследования в этой области были осуществлены еще Ч. Дарвином. Его работа "Выражение эмоций животными и человеком" (1872) повлияла на многие современные исследования мимики и жестов. Именно общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека, поэтому включение оптико-кинетической системы знаков в ситуацию коммуникации придает общению нюансы. Эти нюансы оказываются неоднозначными при употреблении одних и тех же жестов, например, в различных национальных культурах. (Всем известны недоразумения, которые возникают иногда при общении русского и болгарина, если пускается в ход утвердительный или отрицательный кивок головой, так как воспринимаемое русским движение головы сверху вниз интерпретируется как согласие, в то время как для болгарской "речи" это отрицание, и наоборот).
Значимость оптико-кинетической системы знаков в коммуникации настолько велика, что в настоящее время выделилась особая область исследований - кинесика, которая специально изучает эти проблемы. Так, например, в исследованиях М. Аргайла изучались частота и сила жестикуляции в разных культурах (в течение одного часа финны жестикулировали 1 раз, итальянцы - 80, французы - 20, мексиканцы - 180).
Жесты при общении несут массу информации. В языке жестов, как и в речевом, есть свои "слова", "предложения". Богатейший "алфавит" жестов по их функциям можно разбить на 5 групп:
1)  Жесты-иллюстраторы - жесты сообщения: указатели ("указывающий перст"), пиктографы, то есть образные картины изображения ("вот такого размера и конфигураций"); кинетографы - движения телом; жесты-"биты" (жесты-"отмашки"); идеографы, то есть своеобразные движения руками, соединяющие воображаемые предметы вместе.
2) Жесты-регуляторы - жесты, выражающие отношение говорящего к чему-либо (улыбка, кивок, направление взгляда, целенаправленные движения руками).
3) Жесты-эмблемы - своеобразные заменители слов или фраз в общении (например, сжатые вместе руки по манере рукопожатия на уровне руки означают во многих случаях - "здравствуйте", а поднятые над головой - "до свидания").
4)  Жесты-адапторы - специфические привычки человека, связанные с
движениями рук (почесывания, подергивания отдельных частей тела или касания, пошлепывания партнера, а также поглаживание, перебирание отдельных предметов, находящихся под рукой).
5) Жесты-аффекторы - жесты, выражающие через движения тела и мышцы лица определенные эмоции.
Существуют и микрожесты: движения глаз, покраснение щек, увеличенное количество миганий в минуту", подергивания губ и пр.
Практика показывает, когда люди хотят показать свои чувства, они обращаются к жестикуляции. Вот почему важно приобрести умение понимать ложные, притворные жесты. Особенность этих жестов заключается в следующем: они преувеличивают слабые волнения (демонстрация усиления движений руками и корпуса); подавляют сильные волнения (благодаря ограничению таких движений); эти ложные движения, как правило, начинаются с конечностей и заканчиваются на лице.
При общении часто возникают следующие виды жестов:
жесты оценки - почесывание подбородка; вытягивание указательного пальца вдоль щеки; вставание и прохаживание и др. (человек оценивает информацию);
жесты уверенности - соединение пальцев в купол пирамиды; раскачивание на стуле;
жесты нервозности и неуверенности - переплетенные пальцы рук; пощипывание ладони; постукивание по столу пальцами; трогание спинки стула перед тем, как на него сесть и др.;
жесты самоконтроля - руки сведены за спину, одна при этом сжимает другую; поза человека, сидящего на стуле и вцепившегося руками в подлокотник и др.;
жесты ожидания - потирание ладоней; медленное вытирание влажных ладоней о ткань;
жесты отрицания - сложенные руки на груди; отклоненный назад корпус; скрещенные руки; дотрагивание до кончика носа и др.;
жесты-расположения - прикладывание руки к груди; прерывистое прикосновение к собеседнику и др.;
жесты доминирования - жесты, связанные с выставлением больших пальцев напоказ, резкие взмахи сверху вниз и др.;
жесты неискренности - жест "прикрытие рукой рта", "прикосновение к носу", как более утонченная форма прикрытия рта, говорящая либо о лжи, либо о сомнении в чем-то; поворот корпуса в сторону от собеседника, "бегающий взгляд" и др.
Умение понимать популярные жесты (жесты собственности, ухаживания, курения, зеркальные жесты, жесты-поклоны и др.) позволит лучше разбираться в людях. Распознавание жестов должно производиться в совокупности с другой невербальной информацией о собеседнике, а также с опорой на знание социальных стереотипов поведения и внешнего выражения внутреннего мира человека в различных культурах.
Мимика - динамическое состояние мышц лица в каждый момент общения. Она способна дать истинную информацию о том, что переживает человек. Мимические выражения несут более 70 процентов информации, то есть глаза, взгляд, лицо человека способны сказать больше, чем произнесенные слова. Так, замечено, что человек пытается скрыть свою информацию (или лжет), если его глаза встречаются с глазами партнера менее 1/3 времени разговора.
Лоб, брови, рот, глаза, нос, подбородок - эти части лица выражают основные человеческие эмоции: страдание, гнев, радость, удивление, страх, отвращение, счастье, интерес, печаль и т. п. Причем, легче всего распознаются положительные эмоции: радость, любовь, удивление; труднее воспринимаются
человеком отрицательные эмоции - печаль, гнев, отвращение. Важно заметить, что основную познавательную нагрузку в ситуации распознавания истинных чувств человека несут брови и губы. Научно доказано, что левая сторона лица гораздо чаще выдает эмоции человека; это вызвано тем, что правое полушарие, контролирующее эмоциональную жизнь человека, отвечает за левую сторону лица. Положительные эмоции отражаются более или менее равномерно на обеих половинах лица, а отрицательные - ярче выражены на левой.
В нормальных условиях усвоение основных внешних "алгоритмов общения" происходит неосознанно. С первых дней жизни ребенок усваивает принятые в его среде стереотипы выражения эмоций. Когда детское подражание по каким-то причинам невозможно, начинается прямое обучение.
Следующая специфическая знаковая система, используемая в коммуникативном процессе, - это "контакт глаз", имеющий место в визуальном общении. Исследования в этой области тесно связаны с общепсихологическими исследованиями в области зрительного восприятия - движения глаз. В социально-психологических исследованиях изучается частота обмена взглядами, длительность их, смена статики и динамики взгляда, избегание его и т.д. "Контакт глаз" на первый взгляд кажется такой знаковой системой, значение которой весьма ограничено, например, пределами сугубо интимного общения. Действительно, в первоначальных исследованиях этой проблемы "контакт глаз" был привязан к изучению интимного общения. 1\/^_Аогайл разработал даже определенную "формулу интимности", выяснив зависимость степени интимности, в том числе и от такого параметра, как дистанция общения, в разной мере позволяющая использовать контакт глаз [1].
Однако позже спектр таких исследований стал значительно шире: знаки, представляемые движением глаз, включаются в более широкий диапазон ситуаций общения. В частности, есть работы о роли визуального общения. Английскими психологами выявлено, что притягивают наш взгляд любые два кружка, поставленные горизонтально рядом, особенно, если в них выделены внутри еще другие, меньшие кружки (аналог глаз). Как и все невербальные средства, контакт глаз имеет значение дополнения к вербальной коммуникации, то есть сообщает о готовности поддержать коммуникацию или прекратить ее, поощряет партнера к продолжению диалога, наконец, способствует тому, чтобы обнаружить полнее свое "Я", или, напротив, скрыть его. Можно думать, что эта автоматическая реакция внимания на глаза унаследована нами от животных, у многих из которых прямой, направленный взгляд служит сигналом угрозы. Недаром некоторые бабочки вырабатывали в процессе эволюции концентрические круги на крыльях. Птица воспринимает эти круги как глаза готовящегося напасть на нее хищника и не осмеливается тронуть такую бабочку (М. Аргайл).
Но человеческий взгляд выполняет также и функцию установления контакта. Различные народы по-разному используют взгляд в общении. Этнографы в этом плане делят все народы на "контактные" и "неконтактные". К контактным культурам относятся, например, арабы, латиноамериканцы, народы юга Европы. К неконтактным - индейцы, пакистанцы, японцы, североевропейцы. Навыки использования взгляда, усвоенные в детстве, на протяжении жизни почти не изменяются. Так, шведы, разговаривая, смотрят друг на друга больше, чем англичане. Индейцы племени навахо, напротив, учат детей не смотреть на собеседника. У южноамериканских индейцев племен витуто и бороро говорящий и слушающий смотрят в разные стороны, а если рассказчик обращается к большой аудитории, он обязан повернуться к слушателям спиной и обратить свой взгляд вглубь хижины. Японцы при разговоре смотрят на шею, или подбородок собеседника. По их мнению, прямой взгляд в лицо невежлив. У кенийского племени луо зять и теща во время разговора должны повернуться друг к другу спиной. У арабов, напротив, считается необходимым смотреть на того, с кем разговариваешь Детей учат, что невежливо беседовать с человеком и не смотреть ему в лицо.
Мы хорошо знаем неписаный закон, существующий у некоторых народов, запрещающий в упор разглядывать собеседника. Это считается дерзостью, или даже оскорбительным поведением. В средиземноморских странах даже распространена вера в злую силу "дурного глаза", отражающая чувство психологического дискомфорта, которое вызывает у многих людей пристальный взгляд незнакомца. Замечено также, что женщины, как правило, используют прямой взгляд больше мужчин - они чаще смотрят на собеседника, дольше не отводят глаза (М. Аргайл).
Слушающий выражает взглядом внимание, одобрение либо несогласие. По глазам можно понять эмоциональное состояние человека, они помогают поддерживать контакт при разговоре. Взглядом как бы компенсируется действие факторов, разделяющих собеседников. Так, установлено, что беседующие за широким столом люди чаще смотрят друг на друга, чем сидящие за узким. Частота взглядов зависит и от того, "выше" или "ниже" собеседника вы себя считаете.
Взгляды поддаются некоторой систематизации. Всю их совокупность можно расположить между двумя крайними состояниями: закрытыми глазами (полное расслабление, сон) у\ предельно открытыми (крайнее напряжение, ужас). Между этими двумя полюсами находятся все промежуточные эмоциональные состояния человека. Всякий взгляд можно охарактеризовать с точки зрения участия в нем симпатического (возбуждающего) и парасимпатического (расслабляющего) отделов центральной нервной системы. "Симпатический" взгляд - глаза с расширенными веками и приподнятыми бровями, блестящие, с выпуклыми глазными яблоками. "Парасимпатический" - веки приспущены, брови расслаблены, зрачки узкие, глаза "осоловелые", "с поволокою".
По своей специфике "взгляд может быть: деловым - фиксируется в районе лба собеседника, это предполагает создание серьезной атмосферы делового партнерства; светским - взгляд опускается ниже уровня глаз собеседника (до уровня губ), это способствует созданию атмосферы светского непринужденного общения; интимным -взгляд направлен не в глаза собеседника, а ниже лица - на другие части тела до уровня груди. Специалисты утверждают, что такой взгляд говорит о большей заинтересованности друг другом в общении. Взгляд искоса говорит о критическом или подозрительном отношении к собеседнику.
Пространственно-временная организация общения. Наука, исследующая расположение людей в пространстве при общении, называется проксеммкой. Организация пространства и времени коммуникативного процесса выступает также особой знаковой системой, несет смысловую нагрузку как компонент коммуникативной ситуации. Так, например, размещение партнеров лицом друг к другу способствует возникновению контакта, символизирует внимание к говорящему, в то время как окрик в спину также может иметь определенное значение отрицательного порядка.
Экспериментально доказано преимущество некоторых пространственных форм организации общения как для двух партнеров по коммуникативному процессу, так и в массовых аудиториях. Точно так же некоторые нормативы, разработанные в различных субкультурах, относительно временных характеристик общения выступают как своего рода дополнения к семантически значимой информации. Приход своевременно к началу дипломатических переговоров символизирует вежливость по отношению к собеседнику, напротив, опоздание истолковывается как проявление неуважения. В некоторых специальных сферах (прежде всего в дипломатии) в деталях разработаны различные возможные допуски опозданий с соответствующими их значениями.
Проксемика - специальная область, занимающаяся нормами пространственной и временной организации общения; располагает в настоящее время большим экспериментальным материалом. Основатель проксемики ->-Зт~Холл называет ее "пространственной психологией". Он исследовал первые формы пространственной организации общения у животных; предложил особую методику оценки интимности человеческого общения на основе изучения организации его пространства; зафиксировал, например, нормы приближения человека к партнеру по общению, свойственные американской культуре: интимное расстояние (0 - 45 см); персональное расстояние (45 - 120 см), социальное расстояние (120 - 400 см); публичное расстояние (400 - 750 см).
Интимная зона (0 - 45 см). В эту зону допускаются лишь близкие, хорошо знакомые люди, для этой зоны характерны доверительность, негромкий голос в общении, тактильный контакт, прикосновения. Исследования показывают, что нарушение интимной зоны влечет определенные физиологические изменения в организме: учащение биения сердца, повышенное выделение адреналина, прилив крови к голове и пр. Преждевременное вторжение в интимную зону в процессе общения всегда воспринимается собеседником как покушение на его неприкосновенность.
Личная или персональная зона (45 - 120 см) предназначена для обыденной беседы с друзьями и коллегами и предполагает только визуально-зрительный контакт между партнерами, поддерживающими разговор.
Социальная зона (120 - 400 см) обычно соблюдается во время официальных встреч в кабинетах, преподавательских и других служебных помещениях, как правило, с теми людьми, которых не очень хорошо знают.
Публичная зона (свыше 400 см) подразумевает общение с большой группой людей (в лекционной аудитории, на митинге и пр.).
Эти данные имеют большое прикладное значение, прежде всего при анализе успешности деятельности различных дискуссионных групп. Так, например, в ряде экспериментов показано, каким должно быть оптимальное размещение членов двух дискуссионных групп с точки зрения "удобства" дискуссии (в каждом случае члены команды - справа от лидера), пассажиров в общественном транспорте (не лицом друг к другу) и т.п. Естественно, что не средства проксемики в состоянии обеспечить успех или неуспех в проведении дискуссий: их содержание, течение, направление задаются гораздо более высокими содержательными уровнями человеческой деятельности (социальной принадлежностью, позициями, целями участников дискуссий). Оптимальная организация пространства общения играет определенную роль лишь при прочих "равных" условиях.
Ряд исследований в этой области связан с изучением специфических наборов пространственных и временных констант коммуникативных ситуаций Эти более или менее четко вылделенные наборы получили название хроноюпоаДдервоначально этот~термин был введен А.А. Ухтомским и Позднее исТюльзован М.М. Бахтиным). Описаны хронотопы "больничной палаты", "вагонного попутчика" и др. Специфика ситуации общения создает здесь иногда неожиданные эффекты воздействия: например, не всегда объяснимую откровенность по отношению к первому встречному, если это "вагонный попутчик".
Таким образом, анализ всех систем невербальной коммуникации показывает, что они, несомненно, играют большую вспомогательную (а иногда самостоятельную) роль в коммуникативном процессе.



6. Условия эффективной коммуникации учителя и учащихся.

Психологические условия эффективной коммуникации
Известно, что все невербальные знаковые системы умножают смысл вербальной информации, иными словами, помогают раскрыть полностью ее смысловую сторону. Но такое дополнительное раскрытие смысла возможно лишь при условии полного понимания собеседниками значения используемых знаков, кода. Для построения понятного всем кода необходимо выделение каких-то единиц внутри каждой системы знаков, по аналогии с единицами в системе речи, но именно выделение таких единиц в невербальных системах оказывается главной трудностью.
Различные попытки решения этой проблемы предпринимаются. Одна из таких попыток в области кинетики принадлежит К. Бёрдвистлу, который предложил выделить единицу телодвижений человека. Наиболее мелкой семантической единицей предложено считать кин, или кинему (по аналогии с фонемой в лингвистике). Совокупность -е-димиц" представляет собой своеобразный алфавит телодвижений. Хотя отдельный кин самостоятельного значения не имеет, при его изменении изменяется вся структура. Из кинем образуются кинеморфы (нечто подобное фразам), которые и воспринимаются в ситуации общения.               ------
На основании предложения Бёрдвистла были построены своего рода "словари" телодвижений, даже появились работы о количестве кинов в разных национальных культурах. Но сам Бёрдвистл пришел к выводу, что пока построить удовлетворительный "словарь телодвижений" не удается: само понятие кина оказалось достаточно неопределенным и спорным. Более локальный характер носят предложения о построении "словаря жестов". Существующие попытки не являются слишком строгими (вопрос о единице в них просто не решается), но, тем не менее, определенный "каталог" жестов в различных национальных культурах удается описать (см. виды жестов).
Кроме выбора единицы, существует еще и вопрос о "локализации" различных мимических движений, жестов или телодвижений. Нужна тоже более или менее однозначная "сетка" основных зон человеческого лица, тела, руки и т.д. В предложениях Бёрдвистла все человеческое тело было поделе¬но на 8 зон: лицо, голова, рука правая, рука левая, нога правая, нога левая, верхняя часть тела в целом, нижняя часть тела в целом. Смысл построения словаря сводится при этом к тому, чтобы единицы (кины) были привязаны к определенным зонам, тогда и получится "запись" телодвижения, что придаст ей известную однозначность, то есть поможет выполнить функцию кода. Однако неопределенность единицы не позволяет считать эту методику записи достаточно надежной.
Несколько более скромный вариант предложен для записи выражений лиУШо_МиМ1КИ- Вообще в литературе отмечается более 20 000 описаний выражения лица. Чтобы как-то классифицировать их, предложена методика, введенная П. З&маном и получившая название FAST - Facial Affect Scoring Technique. Принцип тот же самый: лицо делится на три зоны горизонтальными .линиями (глаза и лоб, нос и область носа, рот и подбородок). Затем выделяются шесть основных эмоций, наиболее часто выражаемых при помощи мимических средств: радость, гнев, удивление, отвращение, страх, грусть. Фиксация эмоции "по зоне" позволяет регистрировать более или менее определенно мимические движения. Эта методика получила распространение в медицинской (патопсихологической) практике, в настоящее время есть ряд попыток применения ее в "нормальных" ситуациях общения.
Психологическим условием эффективной коммуникации является учет общающимися некоторых закономерностей и правил, относимых к проблемам эффективного общения.  Приведем некоторые из них. Так, например, установлено, что оптимальным объемом фразы для обеспечения разборчивости речи является объем, равный 7+2 слова, а оптимальный темп речи в деловых переговорах - 180 слов в минуту. Наиболее значимые слова должны располагаться в первой трети фразы, причем, в сложной ситуации для людей большую смысловую нагрузку несут глаголы (Справочник по инженерной психологии / Под ред. Б.Ф.Ломова. М.Машиностроение, 1982. С.74).
Не менее важным, чем вербальный компонент, являются поза и жесты, которые человек использует в процессе общения. Они довольно сильно действуют на собеседника. Например, жесты "защиты" (сжатые в кулаки пальцы, скрещенные на груди руки, ладони, прикрывающие лицо) способствуют усилению чувства закрытости собеседника, ухудшают контакт. И наоборот, открытые ладони и улыбающееся лицо бессознательно снимают чувство напряжения даже у человека, с которым вы находитесь в натянутых отношениях.
Важно учитывать не только эмоционально-психологическую дистанцию, которую занимают собеседники, но и физическую. У каждого человека существует своя, интуитивно осознаваемая "зона личного пространства" (как правило, до 40-50 см). Если эту зону пересекает незнакомый или несимпатичный человек, то возникает стихийное раздражение. Для симпатичных людей - реакция противоположная. Меняя физическую дистанцию можно управлять состоянием собеседника. Кстати, для женщин эта дистанция несколько больше, чем у мужчин, поэтому они более болезненно реагируют на ее сокращение. Установлено также, что люди с невысоким ростом предпочитают держаться несколько дальше от собеседника, чтобы различие в росте не было так заметно. К этому, видимо, надо добавить и подсознательное стремление этих людей "защитить" свой статус в глазах собеседника.
В процессе организации взаимоинформирования важную роль играют способности общающихся говорить и слушать собеседника. Для успешной передачи важного сообщения необходимо: ~~—'четко сформулировать для себя собственные цели общения;
твердо высказывать свою основную мысль;
уметь прояснить сказанное, определить и переопределить употребляемые слова (мы по-разному понимаем иногда общеупотребляемые слова, вкладывая в них иной смысл; например, фраза "помоги мне" для некоторых людей означает - "сделай вместо меня", а не "сделай вместе со мной") ;
потребовать реакции (обратной связи), то есть возможность убедиться в понимании сказанного вами;
спокойно воспринять любую реакцию, быть готовым к тому, что вас поняли не совсем правильно или совсем не правильно (Гончаров А.И.).
Установлено также, что человек, который создает неэффективную коммуникацию, редко проверяет и уточняет сказанное собеседником, дает неполную информацию, не заканчивает своего предложения, а полагается на способность слушающего продолжить логику его рассуждения, смутно произносит местоимения, выбрасывает целые связки в своих предложениях и т.п.
Для того, чтобы обеспечить эффективное восприятие информации, в процессе ведения диалога необходимо использовать нерефлексивное и рефлексивное слушание.
Нерефлексивное слушание предполагает соблюдение следующих правил со стороны слушающего:
1)  дать собеседнику возможность высказаться, не перебивая его;
2)  обращать внимание на подтекст сказанного, на скрытый смысл; ЗрстаратБСЯГ'запомнить полнее и точнее фактическое содержание того,
о чем говорит сослуживец;
4)  обращать внимание на главное, выделять его;
5)  обращать внимание на то, что вытекает из содержания сказанного; говорить об этом собеседнику;
6)  воздерживаться от раздражения, когда произносится неприятное для вас или высказывается другая точка зрения (терпение разоружает агрессию собеседника);
7)  удерживать внимание на сообщении, не придумывая в этот момент опровержений, аргументов "против", не занимать "спортивной позиции", не придумывать "умных" или "каверзных" вопросов;
8)  стараться ответить себе на вопросы:   "что могут   означать   поза, жесты, мимика моего собеседника? почему изменилась интонация его голоса? почему возникла пауза после моего вопроса?";
9)  не спешить отвечать на сложные для вас или провокационные вопросы; дать себе паузу, переспросить, переформулировать заданный вопрос; не демонстрировать своей спешкой отсутствие какого-либо размышления, это не всегда показатель качества ума.
Для рефлексивного слушания нужно уметь:
1)  "выяснять", то есть спрашивать: "не повторите ли еще раз?", "не объясните ли Вы это?", "что Вы имеете в виду?" и т.п.;
2) "перефразировать", то есть не повторять буквально, но пользоваться такими способами понимания высказываний: "правильно ли я понял (поняла) Вас, что...?", "другими словами, Вы считаете..." и т.п.
3)  "отражать чувства", то есть давать понять о состоянии вашей эмоциональной включенности в диалог: "мне кажется, что Вы чувствуете...", "вероятно, Вы сейчас себя чувствуете..." (И. Аттватер).




0

4

Тема 4. Общение как взаимодействие (интеракция).

Основные вопросы:

1. Подходы к пониманию социального взаимодействия.

Интерактивная сторона общения — это условный термин, обозначающий характе-ристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непо-средственной организацией их совместной деятельности. В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность.
В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий.
1) Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс). Фиксируются некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача формулируется как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.
Каждый акт деятельности рассматривается сам по себе, изолированно, с точки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают: а) деятель, б) «другой» (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодействие), г) ценности (которые принимает каждый участник), д) ситуация (в которой совершается действие). Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его «анатомию», была настолько абстрактной, что никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела.
2) Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием сту-пеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским со-циологом Я. Щепаньским. Центральным понятием является понятие социальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление: а) пространственно-го контакта, б) психического контакта (взаимная заинтересованность), в) социального контакта (совместная деятельность), г) взаимодействия (что определяется, как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера...»), д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий) (Щепаньский, 1969). Выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия.
3) Наконец, еще один подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе — направлении, предлагающем регулирование действий участ-ников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия (Берн, 1988). Данное направление подробнее будет рассмотрено на семинарах.
Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Различают три основных стиля действий: ритуальный (обычно задан некоторой культурой; например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов), манипулятивный и гуманистический.
Таким образом, расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, также способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.
4) Существует еще один описательный подход при анализе взаимодействия — построение классификаций различных его видов.
В общении происходит постоянная реакция на действия другого. За словами всегда стоят действия, и, общаясь, мы отвечаем на вопрос «Что он делает?» - и наше поведение строится исходя из полученного ответа. Важно при этом восприятие положения партнё-ров, их позиций относительно друг друга. (Поэтому важен трансакционный анализ.)
Исходным условием успешности общения является соответствие поведения взаимо-действующих людей ожиданиям друг друга. В некоторых ситуациях обнаруживается ан-тагонизм позиций, отражающий наличие взаимоисключающих ценностей, задач и целей, что иногда оборачивается взаимной враждебностью, возникает межличностный конфликт.
Наиболее распространенным является деление всех взаимодействий на два проти-воположных вида: кооперация и конкуренция.
Кооперация обозначает координацию единичных сил участников. Важным показате-лем “тесноты” кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участ-ников процесса.
Что касается конкуренции, то здесь анализ чаще сконцентрирован в наиболее яркой её форме — конфликте, столкновении целей, интересов, позиций, взглядов оппонентов (субъектов взаимодействия). (Взаимодействия, так или иначе "расшатывающие" совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для нее.)
Бейлс фиксировал при помощи метода наблюдения те реальные проявления взаи-модействий, которые можно было увидеть в группе детей, выполняющих некоторую совместную деятельность.

2. Механизмы воздействия в процессе общения.

Главное содержание общения – воздействие на партнёра (определённые дей-ствия). Психологическое воздействие или влияние — это структурная единица, компо-нент взаимодействия. По своей сути психологическое воздействие представляет проник-новение одной личности в психику другой личности. Целью или результатами этого про-никновения является изменение, перестройка индивидуальных или групповых психиче-ских явлений (взглядов, отношений, мотивов, установок, состояний и т.п.).
Основными механизмами познания другого человека в процессе общения являют-ся идентификация, эмпатия и рефлексия.
Идентификация выражает простой эмпирический факт, что одним из самых простых способов понимания другого человека является уподобление себя ему, т.е. предположение о внутреннем состоянии партнера по общению строится на основе попытки поставить себя на его место.
Эмпатия – это способность к постижению эмоционального состояния другого чело-века в форме сопереживания. Если я отождествляю себя с кем-то, то это значит, что я строю свое поведение так, как строит его этот другой. Если я проявляю к нему эмпатию, я просто принимаю во внимание его линию поведения, отношусь к нему сочувственно, но свою собственную – могу строить совсем по-иному. И тот , и другой аспекты важны. Но оба случая требуют решения еще одного вопроса: как партнер по общению будет меня понимать? Иными словами, процесс понимания друг друга осложняется явлени-ем рефлексии (от лат. Reflexio – обращение назад). Это не просто знание или понимание партнера, а знание того, как партнер понимает меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отношений друг с другом.

3. Способы воздействия при общении.

Содержание общения включает в себя определенные способы воздействия партнеров друг на друга. К ним относятся: заражение, внушение, убеждение и подражание.
Заражение. это бессознательная, спонтанная форма включения личности в сопережи-вание общего психического состояния с большой группой людей одновременно, а также способ воздействия, приводящий к подобному состоянию. В основе заражения лежит эмоциональное воздействие носителя эмоционального заряда в условиях непосредствен-ного контакта. При заражении происходит передача сильного психического, эмоциональ-ного заряда.
Внушение. Это целенаправленное неаргументированное воздействие одного человека на другого. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии. Внушение – это эмоционально-волевое воздействие. Доказано, что решающим условием эффективного внушения является авторитет внушающего.
Убеждение. Это социально-психологический механизм общения, строящийся на си-стеме логических доказательств, ориентированных на критически настроенную личность. Убеждение представляет собой интеллектуальное воздействие на сознание личности через обращение к ее собственному критическому суждению.
Подражание. Здесь осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека, а воспроизведение черт и образов демонстрируемого поведения. Суще-ствуют два плана подражания: или конкретному человеку, или нормам поведения, выработанным группой.

4. Формирование первого впечатления в процессе делового общения.

Образ партнера, который создается при знакомстве, — это регулятор последующего поведения; он необходим для правильного построения общения. На стереотипное воспри-ятие человека влияет «оформление» его внешности. Например, перед равными по всем параметрам группами испытуемых в качестве объекта формирования впечатления высту-пал один и тот же человек, но к каждой новой группе от выходил в другой одежде. Эксперименты показали, что когда человек появлялся в другом костюме (в обычном деловом, рабочем комбинезоне, религиозном одеянии, военной форме), то испытуемые группы помимо черт, отмеченных у этого человека всеми группами, называли у него также и те качества, на которые указывал костюм, в котором был оцениваемый ими человек. Почти каждый взрослый человек, имеющий опыт общения, способен по внешности человека, его одежде, манере говорить и поведению достаточно точно определить многие его социально-психологические характеристики: психологические черты, возраст, социальный слой, примерную профессию. Но эта точность бывает только в нейтральных ситуациях.
Три фактора формирования первого впечатления о человеке
1. Фактор превосходства. Люди, вступающие в общение, неравны: они отличаются друг от друга по своему социальному статусу, жизненному опыту, интеллектуальному потенциалу и т.д. При неравенстве партнеров наиболее часто применяется схема восприятия, которая получила название фактора превосходства. При встрече с человеком, превосходящим нас по какому-то важному для нас параметру, мы оцениваем его несколько более положительно, чем в случае, если бы он был нам равен. Если же мы имеем дело с человеком, которого мы в чем-то превосходим, то мы недооцениваем его.
2. Фактор привлекательности. Действие этого фактора при восприятии человека за-ключается в том, что под его влиянием какие-то качества человека переоцениваются или недооцениваются другими людьми. Схема действия этого фактора такова, что если чело-век нам нравится (внешне), то одновременно мы склонны считать его более умным, хоро-шим, интересным и т.д., то есть опять-таки переоценивать многие его личностные харак-теристики.
3. Фактор отношения к нам. Этот фактор действует таким образом, что люди, хорошо к нам относящиеся, оцениваются выше тех, кто к нам плохо относятся. Знаком отношения к нам, запускающим соответствующую схему восприятия, является все, что свидетель-ствует о согласии или несогласии партнера с нами.

5. Классификация психотипов личности в деловом общении.

В системе деловых отношений различают четыре основных психотипа, которые и определяют многообразие человеческих реакций на различные обстоятельства, — это жертва, охотник, монах-мыслитель и нейтральный. Каждый человек имеет свой психотип, но в чистом виде они представлены редко. Чаще всего в человеке смешаны все психотипы: мы понемногу жертвы, охотники, мыслители и нейтральные. Но все же преобладает один, доминирующий психотип.
Жертва. Наиболее характерными особенностями являются жертвенные жесты. Чело-век виктимного (жертвенного) склада психологически готов к тому, чтобы в любой мо-мент стать жертвой. В этом особенности реагирования его подсознания. Но его жертвен-ность не той природы, когда он добровольно и осознанно кладет себя на алтарь служения какому-то делу. Нет. Такой человек становится жертвой только перед более напористым и сильным противником. Но если он встречается с человеком покладистым, неспособным оказывать грубое давление, то сам становится напористым, старающимся подавить друго-го. От «жертвы» до «охотника» дистанция крохотная.
Охотник. В нем заключены напор мощь, натиск. Стремление к поиску, желание до-гнать, поймать, свернуть голову, как цыпленку… Охотником быть хорошо в оперативных целях, чтобы своим напором и давлением подавить чье-то недоброе сопротивление и добиться результата. Но постоянно быть охотником сложно, поскольку жертвы, которых он «убивает», имеют свою негативную силу и притягивают к охотнику неприятности. Находится другой охотник, более сильный, который подавляет первого охотника, и тот превращается в жертву.
Мыслители. Самый продуктивный и действенный — монах-мыслитель. Это спокой-ствие, отстраненность, философское приятие жизни во всех ее проявлениях. В жизни лучше всего быть монахом-мыслителем, которого отличают философское отношение к жизни, спокойное приятие ее коллизий и сложностей. Этот психотип не втягивает в себя, но и не отталкивает. Он не подавляет, но греет, рядом с ним психологически комфортно, поскольку он не лезет в ваши дела и не стремится навязать свое мнение.
Нейтральный. Он, как ветер, свободный, не ограниченный какими-то рамками. Сколько бы вы ни пытались втянуть человека четвертого психотипа в свои дела, как бы ни заинтересовывали, он останется при мнении, что дороже всего его личная свобода. На первых порах такие люди быстро загораются новой идеей. Стремятся что-то сделать для ее скорой реализации. Но так же быстро угасают, и снова только ветер посвистывает в ваших ощущениях. Пустота и легкость пространства, трудно за что-то зацепиться, по-скольку нейтральный человек не хочет быть привязанным ни к чему.

6. Барьеры непонимания в процессе общения.

Обычно выделяют четыре барьера непонимания: фонетический (фонема- звук), семантический (семантика - смысловое значение слов), стилистический (стилис-тика - стиль изложения, соответствие формы и содержания), логический.
Фонетический барьер непонимания возникает в следующих случаях: когда говорят на иностранном языке; используют большое число иностранных слов или специальную терминологию; когда говорят быстро, невнятно и с акцентом. Преодолеть фонетический барьер вполне возможно, и для этого важны: внятная, разборчивая и достаточно громкая речь, без скороговорки; учет аудитории и индивидуальных особенностей людей (чем хуже знает человек предмет обсуждения, тем медленнее надо говорить, тем подробнее нужно разъяснять, люди разных национальностей говорят с различной скоростью: на севере и в средней полосе — медленнее, на юге — быстрее; маленькие дети и старики плохо воспринимают быструю речь и др.); наличие обратной связи с собеседником, с аудиторией.
Семантический барьер непонимания возникает, когда фонетически язык «наш», но по передаваемому смыслу «чужой». Это возможно по следующим причинам: любое слово имеет обычно не одно, а несколько значений; «смысловые» поля у разных людей разные; зачастую используются жаргонные слова, тайные языки, часто употребляемые в какой-либо группе образы, примеры (например, смысл слов «перо», «капуста» и др. на воров-ском жаргоне существенно отличается от истинного значения). Для преодоления семанти-ческого барьера необходимо: говорить максимально просто; заранее договариваться об одинаковом понимании каких-то ключевых слов, понятий, терминов, если надо разъяс-нить их в начале разговора.
Стилистический барьер непонимания возникает, когда человек обязан понять и, сле-довательно, отразить в каком-то ответе или действии только то словесное обращение, ко-торое подчинено установленной грамматической структуре. В противном случае, когда происходит несоответствие между формой и содержанием, возникает стилистический ба-рьер.
Барьер логического непонимания возникает, если человек, с нашей точки зрения, го-ворит или делает что-то в противоречии с правилами логики; тогда мы не только отказы-ваемся его понимать, но и эмоционально воспринимаем его слова отрицательно. При этом неявно предполагаем, что логика есть только одна — правильная, т.е. наша.
Преодоление логического барьера возможно при соблюдении следующих условий: учет логики и жизненной позиции собеседника. Для этого необходимо примерно пред-ставлять себе позицию партнера, собеседника (кто он, на каких позициях стоит и др.), а также индивидуальные и социально-ролевые особенности, так как приемлемость или не-приемлемость той или иной логики для партнера в основном зависит от его исходной направленности; правильная аргументация.

7. Управление вниманием в процессе делового общения.

аиболее надежный способ привлечь внимание человека — начать говорить с ним о том, что его волнует. Средство, с помощью которого вы доносите ваше сообщение до партнера, — ваш голос.
Прием «нейтральной фразы». Он заключается в том, что общение с собеседником инициатор начинает с фразы, напрямую не связанной с интересующей его темой, но име-ющей отношение к собеседнику.
Наиболее простым средством привлечения внимания собеседника являет-ся повышение голоса. Речь, конечно, не идет о повышении до крика.
Прием «завлечения». Суть его заключается в том, что инициатор общения вначале произносит что-то трудно воспринимаемое, например, очень тихо. Собеседнику для по-нимания приходится концентрировать внимание.
Важным способом фокусировки внимания является прием установления зрительного контакта между говорящим и слушающим. Пристально глядя на человека, вы привлекае-те его внимание; постоянно уходя от чьего-то взгляда, вы показываете, что не желаете общаться.
Прием «акцентировки». Прямая акцентировка достигается за счет употребления та-ких фраз, как, например, «прошу обратить внимание», «важно отметить, что...», «необхо-димо подчеркнуть, что...» и т. д.
«Навязывание ритма». Голос: то громче, то тише, то быстрее, то медленнее, то ско-роговоркой, то нейтрально.
Прием «своевременного использования пауз» подготавливает партнера, выделяет мысль и позволяет оценить важность сказанного.
Прием «переформулировки». При отказе собеседника ответить на вопрос рекомен-дуется не настаивать на ответе, а переформулировать вопрос.
Прием «провокации». На короткое время у собеседника вызывается реакция несо-гласия с излагаемой информацией. Появляется желание ее исправить, уточнить.
Прием «гиперболы». Использование преувеличения для заострения внимания.

0

5

Тема 5. Межличностное восприятие в структуре общения (перцепция).

Основные вопросы:

1. Общение как перцептивный процесс, его сущность и механизмы.

Термин «социальная перцепция» введен впервые в социальную психологию в 1947 г. Дж. Брунером. Первоначально под с.п. понималась социальная обусловленность перцептивных процессов. В настоящее время социальной перцепцией называют процесс восприятия социальных объектов, в качестве которых могут выступать другие люди, социальная группа, большие социальные общности.
Перцептивная сторона общения – это процесс восприятия одним человеком другого и установление на этой основе взаимопонимания. Особенностями социальной перцепции являются следующие:
1. Активность субъекта социальной перцепции, означающая, что он (индивид, группа) не пассивен и не безразличен по отношению к воспринимаемому, объект и субъект с.п. воздействуют друг на друга, стараясь трансформировать представления о себе в благоприятную сторону.
2. Целостность воспринимаемого в совокупности всех его проявлений;
3. Мотивированность субъекта социальной перцепции, связь познавательных интересов с эмоциональным отношением к воспринимаемому.
Социальная перцепция проявляется как:восприятие членами группы: а) друг друга; б) членов другой группы; восприятие человеком: а) самого себя; б) своей группы; в) «чужой группы»; восприятие группой: а) своего члена; б) членов другой группы.
Таким образом, процесс социальной перцепции представляет собой деятельность субъекта (наблюдателя) по оценке внешнего облика, психологических особенностей, действий и поступков наблюдаемого лица или объекта, в результате которого у субъекта складывается конкретное отношение к наблюдаемому и формируются определенные представления о возможном поведении конкретных людей и групп (В.Г. Крысько, с. 65).

Люди действуют и чувствуют не в соответствии с действительными фактами, а в соответствии со своими представлениями об этих фактах. У каждого есть свой определенный образ мира и окружающих людей, и человек ведет себя так, как будто истиной являются эти образы, а не представляемые ими объекты.
Некоторые образы почти у всех нормальных индивидов складываются по одному шаблону. Человек представляет себе Мать добродетельной и ласковой, Отца суровым, но справедливым, собственное тело крепким и неповрежденным. Если есть основания думать иначе, то сама мысль об этом человеку глубоко ненавистна. Он предпочитает чувствовать по прежнему, в соответствии с этими универсальными образными шаблонами и независимо от их отношения к действительности... Изменить образ нелегко, и мучительность этого процесса является одной из причин, по которой его всячески избегают. Когда умирает любимый человек, требуется значительное усилие, чтобы приспособить свой образ мира к изменившейся ситуации. Это усилие, именуемое скорбью, весьма изнурительно, оно приводит к усталости и потере веса. Люди в состоянии скорби не-редко встают по утрам более усталыми, чем ложатся вечером, и чувствуют себя, как будто проделали за ночь тяжелый труд. Они и вправду проделывают за ночь тяжкий труд, меняя свои психические образы...
Э. Берн. «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных»

Понятие социальной перцепции во многом определяется понятием образа, поскольку сущность социальной перцепции заключается в образном восприятии человеком себя, других людей и социальных явлений окружающего мира. Образ как результат и форма отражения предметов и явлений материального мира в сознании человека выступает важнейшим ключевым условием восприятия. По содержанию образ объективен в той мере, в какой он адекватно отражает действительность. Образ существует на уровне чувств (ощущение, восприятие, представление) и на уровне мышления (понятие, суждение, умозаключение).
В большинстве источников перцепция трактуется как процесс и результат восприятия человеком явлений окружающего мира и самого себя. Перцепция связана с сознательным выделением того или иного феномена и интерпретацией его смысла через различные преобразования сенсорной информации. Социальная перцепция - восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов: других людей, самих себя, групп, социальных общностей и т.д. (Психология: Словарь / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. М., 1990). Социальное восприятие включает в себя восприятие межличностное, самовосприятие и восприятие межгрупповое. В более узком смысле социальную перцепцию рассматривают как межличностное восприятие: процесс восприятия внешних признаков человека, соотнесение их с его личностными характеристиками, интерпретация и прогнозирование на этой основе его поступков. Социальный перцептивный процесс имеет две стороны: субъективную (субъект восприятия - человек, который воспринимает) и объективную (объект восприятия человек, которого воспринимают). При взаимодействии и общении социальная перцепция является взаимной. Люди воспринимают, интерпретируют и оценивают друг друга, и верность этой оценки не всегда очевидна.
Процессы социального восприятия существенно отличаются от восприятия не социальных объектов. Это отличие заключается в том, что социальные объекты не являются пассивными и безразличными по отношению к субъекту восприятия. Кроме того, социальные образы всегда имеют смысловые и оценочные интерпретации. В определенном смысле восприятие - это интерпретация. Но интерпретация другого человека или группы всегда зависит от предшествующего социального опыта воспринимающего, от поведения объекта восприятия в данный момент, от системы ценностных ориентации воспринимающего и от многих факторов как субъективного, так и объективного порядка.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

2. Проблема точности межличностного восприятия.

Выделяют механизмы социальной перцепции - способы, посредством которых люди интерпретируют, понимают и оценивают другого человека. Наиболее распространенными механизмами являются следующие: эмпатия, аттракция, каузальная атрибуция, идентификация, социальная рефлексия.
Эмпатия - постижение эмоционального состояния другого человека, понимание его эмоций, чувств и переживаний. Во многих психологических источниках эмпатию отождествляют с сочувствием, сопереживанием, симпатией. Это не совсем так, поскольку можно понимать эмоциональное состояние другого человека, но не относиться к нему с симпатией и сочувствием. Хорошо понимая взгляды и связанные с ними чувства других людей, которые ему не нравятся, человек нередко поступает вопреки им. Ученик на уроке, досаждая нелюбимому учителю, может прекрасно разбираться в эмоциональном состоянии последнего и использовать возможности своей эмпатии против учителя. Люди, которых мы называем манипуляторами, очень часто обладают хорошо развитой эмпатией и используют ее в своих, часто корыстных целях. Субъект способен понимать смысл переживаний другого потому, что он сам когда-то переживал те же эмоциональные состояния. Однако если человек никогда не испытывал подобных чувств, то ему значительно труднее постигать их смысл. Если индивид никогда не переживал аффекта, депрессии или апатии, то он, скорее всего, не поймет, что переживает другой человек в этом состоянии, хотя и может иметь определенные когнитивные представления о подобных явлениях. Для постижения подлинного смысла чувств другого недостаточно иметь когнитивные представления. Необходим и личный опыт. Поэтому эмпатия как способность понимать эмоциональное состояние другого человека развивается в процессе жизни и у пожилых людей может быть более выражена. Вполне естественно, что у близких людей эмпатия по отношению друг к другу развита сильнее, чем у людей, которые знакомы относительно недавно. Люди, принадлежащие к разным культурам, могут обладать слабой эмпатией по отношению друг к другу. В то же время существуют люди, обладающие особой проницательностью и способные понимать переживания другого человека даже в том случае, если он стремится их тщательно скрыть. Есть некоторые виды профессиональной деятельности, требующие развитой эмпатии, например, врачебная деятельность, педагогическая, театральная. Почти любая профессиональная деятельность в сфере «человек - человек» требует развития данного механизма перцепции.
Аттракция - особая форма восприятия и познания другого человека, основанная на формировании по отношению к нему устойчивого позитивного чувства. Благодаря положительным чувствам симпатии, привязанности, дружбы, любви и т.д. между людьми возникают определенные отношения, позволяющие более глубоко познать друг друга. По образному выражению представителя гуманистической психологии А.Маслоу, такие чувства позволяют увидеть человека «под знаком вечности», т.е. увидеть и понять самое лучшее и достойное, что в нем есть. Аттракция как механизм социальной перцепции рассматривается обычно в трех аспектах: процесс формирования привлекательности другого человека; результат данного процесса; качество отношений. Результатом действия этого механизма является особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент.
Аттракция может существовать только на уровне индивидуально-избирательных меж-личностных отношений, характеризующихся взаимной привязанностью их субъектов. Вероятно, существуют различные причины того, что к одним людям мы относимся с большей симпатией, чем к другим. Эмоциональная привязанность может возникнуть на основании общих взглядов, интересов, ценностных ориентации или как избирательное отношение к особой внешности человека, его поведению, чертам характера и т.д. Любопытным является то, что такие отношения позволяют лучше понимать другого человека. С известной долей условности можно сказать, что чем больше нам человек нравится, тем больше мы его знаем и лучше понимаем его поступки (если, конечно, речь не идет о патологических формах привязанности).
Аттракция значима также и в деловых отношениях. Поэтому большинство психологов, работающих в сфере бизнеса, рекомендуют профессионалам, связанным с межличностными коммуникациями, выражать к клиентам самое позитивное отношение даже в том случае, если на самом деле они не испытывают к ним симпатии. Внешне выраженная доброжелательность имеет обратное действие-отношение действительно может измениться на позитивное. Таким образом, специалист формирует у себя дополнительный механизм социальной перцепции, позволяющий получить большую информацию о человеке. Однако следует помнить, что чрезмерное и искусственное выражение радости не столько формирует аттракцию, сколько разрушает доверие людей. Доброжелательное отношение далеко не всегда можно выразить посредством улыбки, особенно если она выглядит фальшивой и слишком устойчивой. Так, телевизионный ведущий, улыбающийся в течение полутора часов, вряд ли привлечет к себе симпатии телезрителей.
Механизм каузальной атрибуции связан с приписыванием человеку причин поведения. У каждого человека возникают свои предположения о том, почему воспринимаемый индивид ведет себя определенным образом. Приписывая другому те или иные причины поведения, наблюдатель делает это либо на основе сходства его поведения с каким-либо знакомым ему лицом или известным образом человека, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в подобной ситуации. Здесь действует принцип аналогии, подобия с уже знакомым или таким же. Любопытно, что каузальная атрибуция может «сработать» даже тогда, когда аналогия проводится с лицом несуществующим и никогда не существовавшим реально, но имеющимся в представлениях наблюдателя, например с художественным образом (образом героя из книги или фильма). Каждый человек имеет громадное количество представлений о других людях и образах, которые сформировались не только в результате встреч с конкретными людьми, но также и под влиянием разнообразных художественных источников. На подсознательном уровне данные образы занимают «равные позиции» с образами людей, реально существующих или реально существовавших.
Механизм каузальной атрибуции связан с некоторыми аспектами самоощущения индивида, который воспринимает и оценивает другого. Так, если субъект приписал другому негативные черты и причины их проявления, то он скорее всего будет оценивать себя по контрасту как носителя положительных черт. Иногда люди с заниженной самооценкой проявляют чрезмерную критичность по отношению к окружающим, создавая тем самым некий отрицательный субъективно воспринимаемый социальный фон, на котором, как им кажется, они выглядят вполне пристойно. На самом деле - это лишь субъективные ощущения, возникающие как механизм психологической защиты. На уровне социальной стратификации такие межгрупповые отношения, как выбор аутгруппы и стратегия социального творчества, безусловно, сопровождаются действием каузальной атрибуции. Т.Шибутани говорил о мере критичности и доброжелательности, которую целесообразно соблюдать по отношению к окружающим. Ведь каждый человек имеет положительные и отрицательные черты, а также особенности поведения, обусловленные его амбивалентностью как индивида, личности и субъекта деятельности. Кроме того, одни и те же качества по разному оцениваются в различных ситуациях. Приписывание причин поведения может происходить с учетом экстернальности и интернальности как того, кто приписывает, так и того, кому приписывают. Если наблюдающий является преимущественно экстерналом, то причины поведения индивида, которого он воспринимает, будут видеться ему во внешних обстоятельствах. Если же он интернален, то и интерпретация поведения других будет связана с внутренними, индивидуальными и личностными причинами. Зная, в каких отношениях индивид является экстерналом, а в каких интерналом, можно определить и некоторые особенности его интерпретации причин поведения других людей.
Восприятие человека зависит также от его способности поставить себя на место другого, отождествить себя с ним. В этом случае процесс познания другого пойдет более успешно (в том случае, если есть существенные основания для соответствующего отождествления). Процесс и результат такого отождествления называется идентификацией. Идентификация как социальнопсихологическое явление рассматривается современной наукой весьма часто и в таких различных контекстах, что следует специально оговорить особенности данного феномена как механизма социальной перцепции. В этом аспекте идентификация подобна эмпатии, однако эмпатию можно рассматривать как эмоциональное отождествление субъекта наблюдения, которое возможно на основе прошлого или настоящего опыта подобных переживаний. Что же касается идентификации, то здесь в большей степени происходит интеллектуальное отождествление, результаты которого тем успешнее, чем более точно наблюдатель определил интеллектуальный уровень того, кого он воспринимает. В одном из рассказов Э.По главный герой, некто Дюпен, в беседе со своим другом анализирует ход рассуждений маленького мальчика, за которым он наблюдал некоторое время. Разговор идет как раз по поводу понимания одним человеком другого на основе механизма интеллектуального отождествления.
«...Мне знаком восьмилетний мальчуган, чья способность верно угадывать в игре «чет и нечет» снискала ему всеобщее восхищение. Это очень простая игра: один из играющих зажимает в кулаке несколько камешков и спрашивает у другого, четное ли их количество он держит или нечетное. Если второй играющий угадает правильно, то он выигрывает камешек, если же неправильно, то проигрывает камешек. Мальчик, о котором я упомянул, обыграл всех своих школьных товарищей. Разумеется, он строил свои догадки на каких то принципах, и эти последние заключались лишь в том, что он внимательно следил за своим противником и правильно оценивал степень его хитрости. Например, его заведомо глупый противник поднимает кулак и спрашивает: «Чет или не-чет?» Наш школьник отвечает «нечет» и проигрывает. Однако в следующей попытке он выигрывает, потому что говорит себе: «Этот дурак взял в прошлый раз четное количество камешков и, конечно, думает, что отлично схитрит, если теперь возьмет нечетное количество. Поэтому я опять скажу «нечет!» Он говорит «нечет!» и выигрывает. С противником чуть поумнее он рассуждал бы так: «Этот мальчик заметил, что я сейчас сказал «нечет», и теперь он сначала захочет изменить четное число камешков на нечетное, но тут же спохватится, что это слишком просто, и оставит их количество прежним. Поэтому я скажу «чет!» Он говорит «чет!» и выигрывает. Вот ход логических рассуждений маленького мальчика, которого его товарищи окрестили «счастливчиком». Но, в сущности говоря, что это такое? Всего только, ответил я, уменье полностью отождествить свой интеллект с интеллектом противника.
Вот именно, сказал Дюпен. А когда я спросил у мальчика, каким способом он достигает столь полного отождествления, обеспечивающего ему постоянный успех, он ответил следующее:
«Когда я хочу узнать, насколько умен, или глуп, или зол вот этот мальчик или о чем он сейчас думает, я стараюсь придать своему лицу точно такое же выражение, которое вижу в его лице, а потом жду, чтобы узнать, какие мысли или чувства возникнут у меня в соответствии с этим выражением...» (По Э. Рассказы. М., 1980. С. 334).
Как видим, данный отрывок иллюстрирует действие механизмов идентификации и эмпатии в познании мальчиком своего сверстника с целью победы в игре. Механизм идентификации в данном случае явно преобладает над эмпатией, которая здесь также имеет место.
Профессиональная деятельность некоторых специалистов связана с необходимостью идентификации, как, например, работа следователя или преподавателя, о чем много-кратно описано в юридической и педагогической психологии. Ошибка идентификации при неверной оценке интеллектуального уровня другого человека может привести к негативным профессиональным результатам. Так, учитель, который переоценивает либо недооценивает интеллектуальный уровень своих учеников, не сможет в процессе обучения верно оценить связь реальных и потенциальных возможностей обучающихся.
Следует заметить, что слово «идентификация» в психологии означает целый ряд явлений, которые не тождественны друг другу: процесс сличения объектов на основании существенных признаков (в когнитивной психологии), неосознаваемый процесс отождествления близких людей и механизм психологической защиты (в психоаналитических концепциях), один из механизмов социализации и т.д. В широком смысле идентификация как механизм социальной перцепции, сочетаясь с эмпатией, представляет собой процесс понимания, видения другого, постижения личностных смыслов деятельности другого, осуществляемый путем прямого отождествления или попытки поставить себя на место другого. Воспринимая и интерпретируя окружающий мир и других людей, человек также воспринимает и интерпретирует себя, свои собственные действия и побуждения. Процесс и результат самовосприятия человека в социальном контексте называется социальной рефлексией. Как механизм социальной перцепции социальная рефлексия означает понимание субъектом своих собственных индивидуальных особенностей и того, как они проявляются во внешнем поведении; осознание того, как он воспринимается другими людьми. Не следует думать, что люди способны воспринимать самих себя более адекватно, чем окружающих. Так, в ситуации, когда есть возможность посмотреть на себя со стороны на фотографии или кинопленке, многие остаются весьма недовольны впечатлением, произведенным собственным образом. Это происходит потому, что люди имеют несколько искаженный образ самого себя. Искаженные представления касаются даже внешности воспринимающего человека, не говоря уже о социальных проявлениях внутреннего состояния.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

3. Имидж личности как воспринимаемый и передаваемый образ.

Взаимодействуя с окружающими, каждый человек видит большое количество реакций людей на него самого. Эти реакции неоднозначны. И все же особенности конкретного человека предопределяют некоторые особенности реагирования на него окружающих. В целом, каждый имеет представление о том, как в основном относятся к нему окружающие люди, на основании чего и складывается часть образа «социального Я». Субъект может вполне отчетливо осознавать, какие именно его особенности и личностные проявления являются наиболее привлекательными или отталкивающими для людей. Он также может использовать это знание в определенных целях, корректируя или меняя свой образ в глазах других людей. Воспринимаемый и передаваемый образ человека принято называть имиджем.
Итак, имидж - личности это ее воспринимаемый и передаваемый образ. Имидж возникает тогда, когда наблюдатель получает относительно устойчивое впечатление о другом человеке, его наблюдаемом поведении, внешнем виде, высказываниях и т.д. Имидж имеет две стороны: субъективную, т.е. передаваемый образ того человека, которого воспринимают, чей образ создается, и объективную, т.е. воспринимаемую тем, кто наблюдает. Передаваемый и воспринимаемый образы могут не совпадать. Кроме того, передаваемый образ не всегда отражает сущность личности. Существует так называемый разрыв достоверности образа, когда есть вышеназванное несовпадение. Имидж может быть принимаемым или не принимаемым, вызывая к себе соответствующее положительное или отрицательное отношение. Выделяют основные условия принимаемого имиджа: ориентация на социально одобряемые формы поведения, которые соответствуют социальному контролю, и ориентация на средний класс (как наиболее многочисленный) по социальной стратификации. Иными словами, человек в своем самопроявлении должен быть одобряем большинством, не являясь при этом лишь типичным представителем этого большинства, но стараясь превосходить его по какому-то критерию. Если же человек делает то, что осуждается требованиями большинства, то даже при положительном отношении окружающих, его имидж не будет принимаемым. Если образ человека не воспринимается окружающими или носит отрицательные характеристики с их точки зрения, то можно сделать следующие выводы относительно его социального самопроявления: либо он пренебрегает общепринятыми обычаями, либо утверждает собственное, пренебрегая социальными нормами. Не случайно деятели, для которых общественная популярность важна, имеют так называемых имиджмейкеров специалистов, занимающихся проблемами становления и развития популярного имиджа. Выделяют три уровня воспринимаемого образа: биологический, психологический, социальный. Биологический уровень предполагает восприятие пола, возраста, состояния здоровья, физических данных, конституции, темперамента. Психологический уровень предполагает анализ таких факторов как характер, воля, интеллект, эмоциональное состояние и т.д. Социальный включает в себя слухи, сплетни, какую-то информацию, которая стала известна о данном человеке по различным социальным источникам.


http://s8.uploads.ru/5thql.png

4. Эффекты восприятия.

Разумеется, в процессе восприятия возможны искажения воспринимаемого образа, которые обусловлены не только субъективизмом интерпретации, но также и некоторыми социально-психологическими эффектами восприятия. С этой точки зрения искажения носят объективный характер и требуют определенных усилий личности воспринимающего для их преодоления. Наиболее значимой информацией о человеке является первая и последняя (эффект первичности и эффект недавности). При этом, если мы знаем человека достаточно долго, то наиболее значимой будет последняя информация о нем. Если же человек нам незнаком или мы знаем его очень плохо, то наиболее значимой оказывается первая поступившая информация. Кроме того, большое значение производит эффект положительного или отрицательного ореола. Обычно этот эффект возникает по отношению к человеку, о котором складывается общее оценочное представление из за недостатка информации. Допустим, учительница, которая первый раз пришла в данный класс, но слышала весьма похвальные отзывы других учителей об учебных успехах Н. и знает, что Н. круглая отличница, будет предрасположена относиться к данной ученице соответствующим образом. Особенно, если Н. будет активна на первом уроке. В дальнейшем, даже когда Н. будет не совсем готова к уроку, учительница может весьма лояльно относиться к ее учебной деятельности. То же самое может происходить и с учениками, которые имеют отрицательный имидж у педагогов. А.С.Макаренко, будучи руководителем колонии для несовершеннолетних преступников в 20-е годы, намеренно не читал личных дел поступающих к нему детей и не знакомил с этими делами педагогов колонии. Его расчет понятен: он не хотел формировать негативных установок у воспитателей, поскольку они, создавая экспектации, входят в социальный контроль и способствуют провокации вполне определенного поведения у воспитанников. Следует заметить, что А.С.Макаренко был одним из наиболее успешных социальных педагогов мира, который в жестких условиях экономического кризиса и тоталитарного политического режима создал уникальную воспитательную систему, способную обеспечить условия для развития и саморазвития колонистов.
Говоря о многообразных искажениях восприятия, невозможно игнорировать одно из самых распространенных стереотипы. В широком смысле, стереотип - это чрезмерное обобщение какого-либо явления, переходящее в устойчивое убеждение и влияющее на систему отношений человека, способы поведения, мыслительные процессы, суждения и т.д. Процесс формирования стереотипов называется стереотипизацией. Стереотипизация несет в себе не только негативные явления. Она необходима любому человеку, поскольку включает в себя известное упрощение образа в шаблонных социальных ситуациях и при взаимодействии со знакомыми людьми. Стереотипы определяют привычки и, таким образом, входят в социальный контроль, заранее предопределяя поведение человека в тех или иных случаях. Стереотипы помогают нам принимать решения в типичной, повторяющей-ся ситуации и сохраняют, таким образом, психическую энергию, сокращая время реагирования и ускоряя процесс познания. В то же время стереотипное поведение препятствует принятию новых решений. Умение преодолевать мешающие стереотипы является важным условием социальной адаптации.
В результате стереотипизации формируется социальная установка предрасположенность, готовность человека воспринимать что то определенным образом и действовать тем или иным способом. Особенности формирования социальных установок связаны с тем, что они обладают некоторой устойчивостью и несут в себе функции облегчения, алгоритмизации, познания, а также инструментальную функцию (приобщение индивида к системе норм и ценностей данной социальной среды). Установка может помогать воспринимать образ другого человека более правильно, действуя по принципу «увеличительного стекла» при аттракции, а может и блокировать нормальное восприятие, подчиняясь принципу «искажающего зеркала». В любом случае установка является своеобразным фильтром доверия или недоверия по отношению к поступающей информации. Один из ведущих отечественных исследователей социальной установки Д.Н.Узнадзе полагал, что установка лежит в основе избирательной активности человека, а значит, является показателем возможных направлений деятельности. Зная социальные установки человека, можно прогнозировать его действия. Изменения установок зависят от новизны информации, индивидуальных особенностей субъекта, порядка поступления информации и системы установок, которые уже имеются у субъекта.
Поскольку установка определяет избирательные направления поведения индивида, она регулирует деятельность на трех иерархических уровнях: смысловом, целевом и операциональном. На смысловом уровне установки носят наиболее обобщенный характер и определяют отношения личности к объектам, имеющим личностное значение для индивида. Целевые установки связаны обычно с конкретными действиями и стремлением чело-века довести начатое дело до конца. Они определяют относительно устойчивый характер протекания деятельности. Если действие прервано, то мотивационное напряжение все равно сохраняется, обеспечивая человеку соответствующую готовность к его продолжению. Эффект незавершенного действия был открыт К.Левиным и более основательно изучен в исследованиях его ученицы Б.В.Зейгарник (эффект Зейгарник). На операциональном уровне установка обусловливает принятие решения в конкретной ситуации. Она способствует восприятию и интерпретации обстоятельств прежде всего на основе прошлого опыта поведения субъекта в подобной ситуации и соответствующего прогнозирования возможностей адекватного и эффективного поведения.
Ж.Годфруа выделил три основных этапа в формировании социальных установок у человека в процессе социализации. Первый этап охватывает период детства до 12 лет. Установки, развивающиеся в этот период, соответствуют родительским моделям. С 12 до 20 лет установки приобретают более конкретную форму. На этом этапе формирование установок связано с усвоением социальных ролей. Третий этап охватывает период от 20 до 30 лет и характеризуется кристаллизацией социальных установок, формированием на их основе системы убеждений, которая является весьма устойчивым психическим новообразованием. К 30 годам установки отличаются значительной стабильностью, фиксированностью. Изменить их крайне трудно.
В процессе восприятия и интерпретации другого человека не всегда возникают стереотипы и установки, но в стандартных и повторяющихся ситуациях они являются неизменными спутниками социальной перцепции.


http://s8.uploads.ru/5thql.png

5. Особенности формирования социальных установок.

0

6

Тема 6. Группы как социально-психологический феномен.

Основные вопросы:

1. Понятие и классификации групп в социальной психологии.

Что же такое группа? Ответ на такой внешне простой вопрос требует различения двух аспектов в понимании группы. В первом случае под группой понимается любое множество людей, объединенных по различным (произвольным) основаниям. Такой подход, назовем его объективным, характерен в первую очередь для социологии. Здесь для выделения той или иной группы важно наличие объективного критерия, позволяющего дифференцировать людей по тем или иным основаниям для определения их принадлежности к определенной группе (например, мужчины и женщины, учителя, врачи и т.п.).

Во втором случае под группой понимается реально существующее образование, в котором люди собраны вместе, объединены каким-то общим признаком, разновидностью совместной деятельности или помещены в какие-то идентичные условия, обстоятельства, а также определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию. Именно в рамках этого второго толкования имеет по преимуществу дело с группами социальная психология.

Для социально-психологического подхода крайне важно установить, что же значит для человека группа в психологическом плане; какие ее характеристики значимы для личности, входящей в нее. Группа здесь выступает как реальная социальная ячейка общества, как фактор формирования личности. Причем влияние разных групп на одного и того же человека неодинаково. Поэтому при рассмотрении проблемы группы нужно учитывать не только формальную принадлежность человека к определенной категории людей, но и степень психологического принятия и причисления им себя к этой категории.

В общественных науках в принципе может иметь место двоякое употребление понятия «группа». С одной стороны, в практике, например, демографического анализа, в различных ветвях статистики имеются в виду условные группы: произвольные объединения (группировка) людей по какому-либо общему признаку, необходимому в данной системе анализа. С другой стороны, в целом цикле общественных наук под группой понимается реально существующее образование, в котором люди собраны вместе, объединены каким-то общим признаком, разновидностью совместной деятельности или помещены в какие-то идентичные условия, обстоятельства (также в реальном процессе их жизнедеятельности), определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию (хотя мера и степень осознания могут быть весьма различными).

Именно в рамках этого второго толкования имеет по преимуществу дело с группами социальная психология, и именно в этом плане ей необходимо четко обозначить отличие своего подхода от социологического.
Для социально-психологического подхода характерен другой угол зрения. Выполняя различные социальные функции, человек является членом многочисленных социальных групп, он формируется как бы в пересечении этих групп, является точкой, в которой скрещиваются различные групповые влияния.

Универсальным принципом психического оформления общности является различение для индивидов, входящих в группу, психического образования «мы» в отличие от другого образования — «они». «Мы-чувство» выражает потребность отдифференцировать одну общность от другой и является своеобразным индикатором осознания принадлежности личности к некоторой группе, т.е. социальной идентичности.

Классификация групп в социальной психологии может производиться по различным основаниям. В качестве таких оснований могут выступать: уровень культурного развития; тип структуры; задачи и функции группы; преобладающий тип контактов в группе; время существования группы; принципы ее формирования, принципы доступности членства в ней; количество членов группы; уровень развития межличностных отношений и многие другие...

Выделяют:
1)  По наличию взаимоотношений между членами группы: условные -реальные. Условные группы - искусственно выделяемые исследователем объединения людей по какому-то объективному признаку. Эти люди, как правило, не имеют общей цели и не взаимодействуют между собой. Реальные группы - действительно существующие объединения людей. Они характери-зуются тем, что ее члены связаны между собой объективными взаимоотношениями.

2) Лабораторные - естественные. Лабораторные группы - специально создаваемые группы для выполнения заданий в экспериментальных условиях и экспериментальной проверки научных гипотез. Естественные группы - группы, функционирующие в реальных жизненных ситуациях, образование которых происходит независимо от желания экспериментатора.

3)  По количеству членов группы: большие - малые. Большие группы - количественно неограниченные общности людей, выделяемые на основе различных социальных признаков (демографических, классовых, национальных, партийных). По отношению к неорганизованным, стихийно возникшим группам сам тер-мин "группа" весьма условен. К организованным, длительно существующим группам от-носятся нации, партии, общественные движения, клубы и т.п.

Под малой группой понимается немногочисленная по составу группа, члены которой объединены общей социальной деятельностью и находятся в непосредственном личном общении, что является основой для возникновения эмоциональных отношений, группо-вых норм и групповых процессов (Г.М. Андреева).

Промежуточное положение между большими и малыми группами занимают, так называемые средние группы. Обладая некоторыми признаками больших групп, средние группы отличаются территориальной локализацией, возможностью непосредственного общения (коллектив завода, предприятия, вуза и т.п.).

4) По уровню развития: становящиеся - высокоразвитые. Становящиеся группы - группы, уже заданные внешними требованиями, но еще не сплоченные совместной дея-тельностью в полном смысле этого слова. Сложившиеся группы - группы, характеризующиеся сложившейся структурой взаимодействия, сформировавшимися деловыми и личными взаимоотношениями, наличием признанных лидеров, эффективной совместной деятельностью.

Выделяются следующие группы по уровню их развития (Петровский А.В.):
► диффузные - группы на начальном этапе своего развития, общность, в которой люди только соприсутствуют, то есть их не объединяет совместная деятельность;
► ассоциация - группа, в которой взаимоотношения опосредствуются только личностнозначимыми целями (группа друзей, приятели);
► кооперация - группа, отличающаяся реально действующей организационной структурой, межличностные отношения носят деловой характер, подчиненный достижению тре-буемого результата в выполнении конкретной задачи в определенном виде деятельности;
► корпорация - группа, объединенная только внутренними целями, не выходящими за ее рамки, стремящаяся осуществить свои групповые цели любой ценой, в том числе и за счет других групп; иногда корпоративный дух может приобретать черты группового эгоизма.
► коллектив - высокоразвитая, устойчивая во времени группа взаимодействующих людей, объединенных целями совместной общественно-полезной деятельности, отличающаяся высоким уровнем взаимопонимания друг друга, а также сложной динамикой формальных и неформальных взаимоотношений между членами группы.

5)  По характеру взаимодействия: первичные - вторичные группы. Впервые выделение первичных групп было предложено Ч. Кули, который причислял к ним такие группы, как семья, группа друзей, группа ближайших соседей. Позднее Кули предложил определенный признак, который позволил бы определить существенную характеристику первичных групп - непосредствен¬ность контактов. Но при выделении такого признака первичные группы стали отождествлять с малыми группами, и тогда классификация утратила свой смысл. Если признак малых групп - их контактность, то нецелесообразно внутри них выделять еще какие-то особые группы, где специфическим признаком будет эта самая контактность. Поэтому по традиции сохраняется деление на первичные и вторичные группы (вторичные в этом случае те, где нет непосредственных контактов, а для общения между членами используются различные "посредники", например, в виде средств связи), но по существу исследуются в дальнейшем именно первичные группы, так как только они удовлетворяют критерию малой группы.
Практического значения эта классификация в настоящее время не имеет.

6)  По форме организации: формальные и неформальные. Формальной называется группа, возникновение которой обусловлено необходимостью реализации определенных целей и задач, стоящих перед организацией, в которую включена группа. Формальная группа отличается тем, что в ней четко заданы все позиции ее членов, они предписаны групповыми нормами. В ней также строго распределены и роли всех членов группы, в системе подчинения так называемой структуре власти: представление об отношениях по вертикали как отношениях, определенных системой ролей и статусов. Примером формальной группы является любая группа, созданная в условиях какой-то конкретной деятельности: рабочая бригада, школьный класс, спортивная команда и т.д.

Неформальные группы складываются и возникают стихийно как в рамках формальных групп, так и вне их как результат взаимных психологических предпочтений. В них нет внешне заданной системы и иерархии статусов, предписанности ролей, заданной системы взаимоотношений по вертикали. Однако в неформальной группе существуют свои групповые эталоны приемлемого и неприемлемого поведения, а также неформальные лидеры.

Неформальная группа может создаваться внутри формальной, когда (например, в школьном классе) возникают группировки, состоящие из близких друзей, объединенных каким-то общим интересом. Таким образом, внутри формальной группы переплетаются две структуры отношений.
Но неформальная группа может возникать и сама по себе, вне организованных групп: люди, случайно объединившиеся для игр в футбол, волейбол где-нибудь на пляже, или во дворе дома. Иногда в рамках такой группы (скажем, в группе туристов, отправившихся в поход на один день), несмотря на ее неформальный характер, возникает совместная дея-тельность, и тогда группа приобретает некоторые черты формальной группы: в ней выделяются определенные, хотя и кратковременные, позиции и роли.

В реальной действительности очень трудно вычленить строго формальные и строго неформальные группы, особенно в тех случаях, когда неформальные группы возникали в рамках формальных. Поэтому в социальной психологии родились предложения, снимающие эту дихотомию. С одной стороны, были введены понятия формальная и неформальная структуры группы (или структура формальных и неформальных отношений), и различаться стали не группы, а тип, характер отношений внутри них. С другой стороны, было введено более радикальное различие понятий "группа" и "организация" (хотя достаточно четкого различения этих понятий не существует, так как всякая формальная группа в отличие от неформальной обладает чертами организации).

7) По степени психологического принятия со стороны личности группы членства и референтные группы. Данная классификация была введена Г. Хайменом, которому принадлежит открытие самого феномена "референтной группы". В экспериментах Хаймена было показано, что часть членов определенных малых групп (в данном случае это были студенческие группы) разделяет нормы поведения, принятые отнюдь не в этой группе, а в какой-то иной, на которую они ориентируются. Такие группы, в которые индивиды не включены реально, но нормы которых они принимают, Хаймен назвал референтными группами.

Дж. Келли выделил две функции референтной группы:
► сравнительная функция - состоит в том, что принятые в группе стандарты поведения, ценности выступают для личности в качестве своеобразных "систем отсчета", на которые она ориентируется в своих решениях и оценках;
► нормативная функция - позволяет человеку выяснить, в какой 'мере ее поведение со-ответствует нормам группы.

В настоящее время под референтной группой понимается группа людей, в чем-то значимых для индивида, к которой он себя добровольно причисляет или членом которой хотел бы стать, выступающая для него как групповой эталон индивидуальных ценностей, суждений, поступков, норм и правил поведения.
Референтная группа может быть реальной или воображаемой, позитивной или негативной, может совпадать или не совпадать с группой членства. Группа членства - это группа, реальным участником которой является данная личность. Группа членства может иметь в большей или меньшей степени свойства референтности для ее членов.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

2. Основные социально-психологические характеристики малой группы.

К элементарным параметрам любой группы относятся: композиция группы (или ее состав), структура группы, групповые процессы, групповые нормы и ценности, система санкций.

Состав группы может быть описан по-разному в зависимости от того, значимы ли в каждом конкретном случае, например, возрастные, профессиональные или социальные характеристики членов группы. Не может быть дан единый рецепт описания состава группы в связи с многообразием реальных групп; в каждом конкретном случае начинать надо с того, какая реальная группа выбирается в качестве объекта исследования: школьный класс, спортивная команда или производственная бригада.

То же можно сказать и относительно структуры группы. Существует несколько достаточно формальных признаков структуры группы, которые, правда, выявлены в основном при изучении малых групп: структура предпочтений, структура «власти», структура коммуникаций; структуры групповой деятельности (описание функций каждого члена группы в этой совместной деятельности); эмоциональная структура группы.

К групповым процессам прежде всего следует отнести такие процессы, которые организуют деятельность группы, причем нужно рассматривать их в контексте развития группы.

...Положение индивида в группе связано с понятиями «статус» или «позиция», обозначающее место индивида в системе групповой жизни. Вторая характеристика индивида в группе — это «роль». Обычно роль определяют как динамический аспект статуса, что раскрывается через перечень тех реальных функций, которые заданы личности группой, содержанием групповой деятельности.

Важным компонентом характеристики положения индивида в группе является система «групповых ожиданий». Этот термин обозначает тот простой факт, что всякий член группы не просто выполняет в ней свои функции, но и обязательно воспринимается, оценивается другими. В ряде случаев может возникать рассогласование между ожиданиями, которые имеет группа относительно какого-либо ее члена, и его реальным поведением, реальным способом выполнения им своей роли. Для того чтобы эта система ожиданий была как-то определена, в группе существуют еще два чрезвычайно важных образования: ГРУППОВЫЕ НОРМЫ и ГРУППОВЫЕ САНКЦИИ.

Все групповые нормы являются социальными нормами, т.е. представляют собой «установления, модели, эталоны должного, с точки зрения общества в целом и социальных групп и их членов, поведения». В более узком смысле групповые нормы — это определенные правила, которые выработаны группой, приняты ею и которым должно подчиняться поведение ее членов, чтобы их совместная деятельность была возможна.

Нормы выполняют, таким образом, регулятивную функцию по отношению к этой деятельности. Нормы группы связаны с ценностями, так как любые правила могут быть сформулированы только на основании принятия или отвержения каких-то социально значимых явлений (Обозов, 1979. С. 156).

Нормы группы включают в себя, таким образом, и общезначимые нормы, и специфические, выработанные именно данной группой. Все они, в совокупности, выступают важным фактором регуляции социального поведения, обеспечивая упорядочивание положения различных групп в социальной структуре общества (Бобнева, 1976. С. 145).

Важная проблема — это мера принятия норм каждым членом группы: как осуществляется принятие индивидом групповых норм, насколько каждый из них отступает от соблюдения этих норм, как соотносятся социальные и «личностные» нормы. Одна из функций социальных (и в том числе групповых) норм состоит именно в том, что при их по-средстве требования общества «адресуются и предъявляются человеку как личности и члену той или иной группы, общности, общества» (Бобнева, 1978, С. 72).

При этом необходим анализ санкций — механизмов, посредством которых группа «возвращает» своего члена на путь соблюдения норм. Санкции могут быть двух типов: поощрительные и запретительные, позитивные и негативные. Система санкций предназначена не для того, чтобы компенсировать несоблюдение норм, но для того, чтобы обеспечить соблюдение норм. Исследование санкций имеет смысл лишь при условии анализа конкретных групп, так как содержание санкций соотнесено с содержанием норм, а последние обусловлены свойствами группы.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

3. Структура группы.

Анализ структурных характеристик состоит в выделении определенных систем внутригрупповых отношений, иерархически располагающихся в "пространстве" группового функционирования. Учитывая соподчиненность групповых деятельностей (в зависимости от специфики организационных задач), правомерно говорить также и о соподчинении производных от них систем отношений в группе, их уровневом расположении.

Существует несколько измерений (или уровней) групповой структуры.

1) Деятельностное измерение определяется структурой функционально-ролевых взаимосвязей:
► формально-статусный уровень организационно-штатных ролей дает представление о соподчиненности позиций индивидов в системе официальных-отношений малой группы и фактически полностью зафиксирован в штатном расписании организации (например, студент —> преподаватель —> декан —> ректор);
► уровень реального взаимодействия позволяет определить отношения руководства (власти) - подчинения, наличие и особенности профессиональных ролей и специфического делового лидерства, ролевой идентификации членов группы.

Отношение власти является важным измерением групповой структуры. Позиции социальной власти отражают субординацию вертикальных расположений индивидов в зависимости от способности оказывать влияние в группе. Существует несколько типов социальной власти:
а) вознаграждающая (способствует вознаграждению другого лица):
б) принуждающая (реализуется через принуждение, наказание другого лица);
в) легитимная (основывается на допущении того, что один субъект имеет узаконенное право предписывать поведение другого субъекта);
г) референтная (в ее основе лежат отношения симпатии, эмоционального предпочтения);
д) экспертная (базируется на превосходстве другого лица в специальных знаниях, компетентности в определенной деятельности).

Стремление к власти может проявляться в доминантном поведении личности, к признакам которого относят:
► инициативность в ситуациях межличностного взаимодействия;
► приспособляемость к общему сиюминутному настроению;
► любовь к импровизации;
► внимание к слабым;
► вкус и склонность к власти;
► обращение за помощью к обстоятельствам, то есть умение использовать для своих целей возникающие в процессе взаимодействия ситуативные моменты.

К числу разновидностей социальной власти относятся феномены руководства и лидерства, выступающие как проявления процесса влияния, в одном случае (руководство) институционально зафиксированного (социального), а в другом (лидерство) - возникающего спонтанно (психологического).

2) Социометрическое измерение характеризует субординацию позиций индивидов в системе внутригрупповых межличностных предпочтений. Здесь анализируются отношения социально-психологической власти и лидерства, внутригрупповые и межличностные роли, система эмоционально-референтных предпочтений и антипатий. По сути дела, социометрическое измерение в значительной степени является проекцией неформальной структуры группы.

Основными понятиями, обозначающими место индивида в системе групповой жизни с позиций социометрического измерения являются понятия "статус", "позиция", "роль". Термины "статус" и "позиция" часто употребляются как синонимы, причем самое широкое применение понятие "статус" находит при описании структуры межличностных отношений.
Статус - всегда некоторое единство объективно присущих человеку характеристик, определяющих его место в группе, и субъективного восприятия его другими членами группы. Роль обычно определяют как динамический аспект статуса, раскрывающий степень соответствия, меру и стилевые особенности выполнения тех функций, которые заданы со стороны группы для той или иной позиции (статуса).

Функциональный, или инструментальный лидер, сосредоточен на поставленной задаче, он неустанно борется за достижение поставленных группой целей. Аффективный (эмоциональный), всеми любимый лидер, сконцентрирован на взаимоотношениях между участниками группы.

Исследования показывают, что функциональный лидер легче добивается лидирующего положения в очень благоприятных или очень неблагоприятных ситуациях, в то время как аффективный лидер легче достигает этого в промежуточных случаях. Кроме того, установлено, что, если в группе примерно равное соотношение участников по полу, функциональным лидером чаще становится мужчина, а аффективным - женщина.

3) Коммуникативное измерение реализуется в коммуникативных сетях, фиксирующих соподчиненность позиций индивидов в зависимости от расположения последних в системах информационных потоков и концентрации у них той или иной информации, касающейся группы. Тип коммуникационной сети определяется существующими в группе каналами коммуникации.

Подканалами коммуникации понимается система межличностных связей, обеспечивающих взаимодействие и передачу информации от одних членов группы к другим. Существует два основных вида структур каналов внутригрупповых коммуникаций - централизованная и децентрализованная.

Централизованные структуры коммуникаций характеризуются тем, что в них Один из членов группы всегда находится на пересечении всех направлений общения, в центре внимания и играет основную роль в организации групповой деятельности. Через такого человека в группе осуществляется обмен информацией между другими членами группы. ...три варианта централизованных структур коммуникации: фронтальная характеризуется тем, что ее участники непосредственно находятся рядом и, не вступая в прямые контакты, могут все же видеть друг друга; радиальная - вариант централизованной структуры; характеризуется тем, что участники деятельности не могут непосредственно воспринимать, видеть или слышать друг друга и обмениваются информацией только через центральное лицо; иерархическая структура характеризуется наличием уровней соподчинения участников коммуникации, причем часть из них может видеть друг друга в процессе коммуникации, а часть - нет.

Отличительной чертой децентрализованных структур коммуникации является коммуникативное равенство всех участников, то есть каждый из них обладает одинаковыми возможностями принимать, перерабатывать и передавать информацию, вступая в открытое общение с остальными членами группы.

Так, цепной вариант коммуникации представляет такую систему общения, в пределах которой межличностное взаимодействие осуществляется по цепочке (пример - конвейер на производстве). При круговой и полной структурах все участники общения располагают равными возможностями передачи и приема информации, находятся лицом к лицу, то есть видят друг друга.

Известно, что обладание информацией положительно связано с величиной официального статуса индивида в группе. Высокостатусным членам группы адресуют больше сообщений, и эти сообщения носят более дружеский характер, чем те, которые посылаются низкостатусным субъектам.

Модели коммуникативных сетей в определенной мере детерминируют групповую эффективность, что возникает вследствие наличия следующих факторов:
а) способность членов группы к развитию организационной структуры;
б) степень свободы, с которой личность может функционировать в группе, имея в виду, что независимость действий члена группы обусловлена не только доступностью получаемой информации, но также и всевозможными ситуативными моментами, действиями других членов группы и оценкой воспринимаемой субъектом информации;
в)  насыщение или информационная перегрузка, испытываемая членами группы в позициях коммуникативной сети;
г)  уровень развития группы, способный в ряде случаев существенным образом влиять на взаимосвязь рассматриваемых переменных.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

4. Генезис и динамика малой группы.

Малая группа - немногочисленная группа людей, которые объединены общей социальной деятельностью, находятся в непосредственном общении, способствующем возникновению эмоциональных отношений, выработке групповых норм и развитию групповых процессов.

Колличественный состав малой группы

В литературе давно идет дискуссия о нижнем и верхнем пределах малой группы. В большинстве исследований число членов малой группы колебалось между 2 и 7 при модальном числе 2 (упомянуто в 71% случаев). Этот подсчет совпадает с представлением о том, что наименьшей малой группой является группа из двух человек, называемая "диадой".

С этой точкой зрения относительно нижнего предела малой группы соперничает другая, полагающая, что наименьшее число членов группы не два, а три человека. И тогда, следовательно, в основе всех разновидностей малых групп лежат так называемые триады. Доводы в пользу этой точки зрения следующие. В диаде фиксируется лишь самая простейшая, генетически первичная форма общения - чисто эмоциональный контакт. В ней практически невозможно вычленить тот тип общения, который опосредствован совместной деятельностью: в диаде в принципе неразрешим конфликт, возникший по поводу деятельности, так как он неизбежно приобретает характер чисто межличностного конфликта. Присутствие в группе третьего лица создает новую позицию - наблюдателя, представляющего именно не межличностное, а деятельное начало. Таким образом, дискуссия по этому вопросу не окончена.

Не менее остро стоит вопрос и о "верхнем" пределе малой группы. Были предложены различные решения этого вопроса. Если обратиться к практике исследований, то там можно найти самые произвольные числа, определяющие этот верхний предел: 10, 15, 20 человек. В некоторых исследованиях Морено, автора социометрической методики, рассчитанной именно на применение в малых группах, упоминаются группы и по 30-40 человек, когда речь идет о школьных классах.

Представляется, что логично не устанавливать какой-то жесткий "верхний" предел ее, а принимать за таковой реально существующий размер исследуемой группы, продиктованный потребностью совместной групповой деятельности. Иными словами, если группа задана в системе общественных отношений в каком-то конкретном размере и если он достаточен для выполнения конкретной деятельности, то именно этот предел и можно принять в исследовании как "верхний".

Это специфическое решение проблемы, но оно не только допустимо, но и наиболее обосновано. Малой группой тогда оказывается такая группа, которая представляет собой некоторую единицу совместной деятельности, ее размер определяется эмпирически: при исследовании семьи как малой группы, например, на равных будут исследоваться и семьи, состоящие из трех человек, и семьи, состоящие из двенадцати человек; при анализе рабочих бригад в качестве малой группы может приниматься и бригада из пяти человек и бригада из сорока человек, если при этом именно она выступает единицей предписанной ей деятельности.

Отличительными признаками малой группы являются:
1)  Пространственное и временное соприсутствие людей, которое дает возможность личных контактов, включая интерактивные, информационные, перцептивные аспекты общения и взаимодействия. Некоторые  исследователи считают, что именно перцептивные аспекты являются самыми важными в характеристике малых групп, так как именно они позволяют человеку воспринимать индивидуальность всех других людей в группе.

2) Наличие постоянной цели совместной деятельности. Реализация общей цели как некоего предвосхищаемого результата какой-либо деятельности способствует в некотором смысле реализации потребностей каждого и в то же время соответствует общим потребностям. Цель как прообраз результата и начальный   момент  совместной   деятельности   определяет  динамику функционирования малой группы. Важна не столько объективная цель группы, сколько ее образ, то есть как она воспринимается членами группы.

3) Наличие в группе  организующего начала, которое может быть персонифицировано в ком-либо из членов группы (лидере, руководителе). Однако если такого лидера или руководителя нет, это не означает, что организующего начала нет. Просто в этом случае функция руководства распределена между членами группы и лидерство носит ситуативно-специфический характер, когда в определенной ситуации человек, более компе-тентный и подготовленный в данной сфере принимает на себя функции лидера.

4)  Разделение персональных ролей.

5) Наличие эмоциональных отношений между членами группы, которые влияют на групповую активность, могут приводить к разделению группы на подгруппы, формируют внутреннюю структуру межличностных отношений.

6) Выработка специфической групповой культуры, то есть норм, правил, стандартов жизни, поведения, определяющих ожидания членов группы по отношению друг к другу и обусловливающих групповую динамику. Эти нормы -важнейший признак групповой целостности. О сформировавшейся норме можно говорить, если она детерминирует поведение большинства членов группы, несмотря на все различия членов группы. Некоторое отклонение от групповых стандартов, норм, как правило, позволяется только лидеру.

Основными параметрами малой группы, важнейшими социально-психологическими характеристиками, всесторонне раскрывающими ее сущность являются:
A. Тип группы (название, предназначение, место в системе других групп). Соответственно своему предназначению и содержанию деятельности группы делятся на трудовые, боевые, учебные, общественно-политические, спортивные и т.п.

Б. Композиция (состав) группы -характеристика, отражающая своеобразие индивидуального состава группы. Композиция группы раскрывается посредством количественных, возрастных, профессиональных, социальных, образовательных, этнических характеристик.

B. Групповые процессы (динамика групповой жизни) - процессы осуществления и    регуляции    группового    социального взаимодействия: совместной деятельности, общения и внутригруппового поведения личности. Групповые процессы приводят не только к решению профессиональных задач, но и к дифференциации и интеграции группы (образование микрогрупп, ролевая дифференциация, конфликты, групповое сплочение, совместимость, сработанность, формы регуляции поведения индивида в группе).
Групповые процессы приводят к формированию структурных компонентов группы - многоуровневой динамической структуры и групповых социально-психологических образований, которые, в свою очередь, регулируют эти процессы, побуждая, направляя и корректируя их.

Г. Динамическая структура группы включает следующие измерения:
а) функционально-ролевые взаимосвязи (деятельностное измерение);
б) коммуникации (коммуникативное измерение);
в) эмоциональные межличностные предпочтения (социометрическое измерение);

Д. Групповые образования. К ним относятся: групповые потребности, интересы и цели; групповые нормы и ценности; групповые ролевые ожидания; групповые роли; традиции; групповые санкции, групповой социальный контроль; социально-психологический климат: межличностные отношения (поведенческий компонент), групповое мнение (познавательный компонент), групповое настроение (эмоциональный компонент); микрогруппы.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

5. Психология больших социальных групп.

Какие же группы следует рассматривать в качестве «больших»? Мы не можем, конечно, дать чисто количественное определение этого понятия (ПР: по мнению Литвака, большой является группа от 50-70 человек. Соответственно, с потоком студентов нужно вести себя иначе, чем с группой на семинаре).

В приведенной в предыдущем вопросе схеме было показано, что «большие» в количественном отношении образования людей разделяются на два вида: случайно, стихийно возникшие, достаточно кратковременно существующие общности, куда относятся толпа, публика, аудитория, и в точном значении слова социальные группы, т.е. группы, сложившиеся в ходе исторического развития общества, занимающие определенное место в си-стеме общественных отношений каждого конкретного типа общества и потому долговременные, устойчивые в своем существовании (социальные классы, различные этнические группы, профессиональные группы, половозрастные группы и т.п.).

В данном вопросе будут рассматриваться принципы исследования групп именно этого типа, что представляет особый интерес, так как эти группы имеют наибольшее значение для понимания психологических характеристик исторического процесса.

Для всех выделенных таким образом больших социальных групп характерны некоторые общие признаки, отличающие эти группы от малых групп. В больших группах существуют специфические регуляторы социального поведения, которых нет в малых группах. Это — нравы, обычаи и традиции.

Особенности жизненной позиции таких групп вместе со специфическими регуляторами поведения дают такую важную характеристику, как образ жизни группы. Его исследование предполагает изучение особых форм общения, особого типа контактов, складывающихся между людьми. В рамках определенного образа жизни приобретают особое значение интересы, ценности, потребности. Не последнюю роль в психологической характеристике названных больших групп играет зачастую наличие специфического языка. Для этнических групп — это само собой разумеющаяся характеристика, для других групп «язык» может выступать как определенный жаргон, например, свойственный профессиональным группам, такой возрастной группе, как молодежь.

Структура психологии большой социальной группы включает в себя целый ряд элементов. Почти все исследователи (Г.Г. Дилигенский, А.И. Горячева, Ю.В. Бромлей и др.) выделяют две составные части в ее содержании:
1) психический склад как более устойчивое образование (к которому могут быть отнесены социальный или национальный характер, нравы, обычаи, традиции, вкусы и т.п.)
2) эмоциональная сфера как более подвижное динамическое образование (в которую входят потребности, интересы, настроения).

Важной характеристикой большой социальной группы является МЕНТАЛИТЕТ - интегральная характеристика некоторой культуры, в которой отражено своеобразие видения и понимания мира ее представителями, их типичных «ответов» на картину мира.

Рассмотрим примеры конкретных больших социальных групп, устойчивых в своем существовании.
В многотомном руководстве по социальной психологии под редакцией Г. Линдсея и Э. Аронсона указывается на то, что сам термин «СОЦИАЛЬНЫЙ КЛАСС» имеет различное содержание для американских и европейских исследователей. Для европейцев понятие это более «реально», так как идентификация с классом более очевидна, достаточно часто сопряжена с определением политической принадлежности. Для американской культуры вообще нехарактерно оперирование понятиями «рабочий класс», «буржуазия» и т.п., но гораздо ПРИВЫЧНЕЕ термины «средний класс», «низший класс» и т.п.

Одним из самых значимых элементов анализа ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СКЛАДА социальных классов являются классовые потребности. Общие условия труда и быта рабочего класса определяют в целом структуру его потребностей, а положение отдельных слоев — ее варианты.
Важным элементом эмоциональной сферы классовой психологии являются интересы. Интерес формируется как интерес всей группы, но каждый член класса включен не только в данную группу, он — член многих социальных групп.
Кроме потребностей и интересов к психологии класса иногда относят так называемые «социальные чувства», определенные характеристики эмоциональных состояний, свойственных группе.
В динамическую часть классовой психологии, кроме потребностей, включают иногда такие элементы, как «набор социальных ролей», а также «социальную ориентацию личности» (систему ее ценностных ориентации, норм поведения и осознания целей жизнедеятельности).

Анализ психического склада социальной группы дает возможность почерпнуть большой материал относительно проявлений различных черт социального характера, свойственных тому или иному классу, особенно в поворотные эпохи исторического развития, но в собственно социально-психологической литературе проблема эта занимает весьма скромное место.

Социальный характер определяется описательно как то, что проявляется в типичном устоявшемся образе действий представителей разных классов в разных ситуациях их жизнедеятельности и отличает представителей данного класса от представителей других классов (ПР: богатые, средний класс – как ведут себя в разных ситуациях? Можно пред-ставить себе представителя определенного класса «не в своей ситуации»).

Психический склад раскрывается также в привычках и обычаях, а также в традициях класса. Все эти образования играют роль регуляторов поведения и деятельности членов социальной группы, а потому имеют огромное значение в понимании психологии группы, дают важнейшую характеристику такого комплексного признака класса, как его образ жизни (? КАКИЕ ТРАДИЦИИ И ОБЫЧАИ ПОВЕДЕНИЯ У СТУДЕНЧЕСКОГО КЛАССА?).

МАССА обычно описывается как более стабильное образование с довольно нечеткими границами. Масса может выступать не обязательно как сиюминутное образование, подобно толпе; она может оказаться в значительно большей степени организованной, когда определенные слои населения достаточно сознательно собираются ради какой-либо акции: манифестации, демонстрации, митинга. В этом случае более высока роль организаторов: они обычно выдвигаются не непосредственно в момент начала действий, а известны заранее как лидеры тех организованных групп, представители которых приняли участие в данном массовом действии. В действиях массы поэтому более четки и продуманы как конечные цели, так и тактика поведения.

ПУБЛИКА — это тоже кратковременное собрание людей для совместного время-препровождения в связи с каким-то зрелищем — на трибуне стадиона, в большом зри-тельном зале, на площади перед динамиком при прослушивании важного сообщения. В более замкнутых помещениях, например в лекционных залах, публику часто именуют аудиторией. Публика всегда собирается ради общей и определенной цели, поэтому она более управляема, в частности в большей степени соблюдает нормы, принятые в избранном типе организации зрелищ. Но и публика остается массовым собранием людей, и в ней действуют законы массы. Достаточно и здесь какого-либо инцидента, чтобы публика стала неуправляемой.

Общие черты различных типов стихийных групп позволяют говорить о сходных средствах коммуникативного и интерактивного процесса в этих группах. Общественное мнение, представленное в них, дополняется информацией, полученной из разных источников. С одной стороны, из официальных сообщений средств массовой информации, которые в условиях массового поведения часто произвольно и ошибочно интерпретируются. С другой стороны, в подобных группах популярен иной источник информации — различного рода слухи и сплетни. Образовавшийся таким образом сплав суждений и утверждений начинает функционировать в массе или толпе, играя роль побудителя к действиям.
Возникает особый эффект доверия именно к той информации, которая получена «здесь и теперь» без всякой потребности проверки ее достоверности. Именно это и порождает специфические формы общения и взаимодействия.
Главный отличительный признак его в том, что здесь возникает стихийная передача информации, и ситуация общения характеризуется тем, что личность действует практически без ощущения личного контроля над ситуацией.

Что же касается самих способов воздействия, реализуемых в стихийных группах, то они достаточно традиционны.
1. ЗАРАЖЕНИЕ можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенньм психическим состояниям. Она проявляется не через более или менее осознанное принятие какой-то информации или образцов поведения, а через передачу определенного эмоционального состояния, или «психического настроя» (Парыгин, 1971).
С давних пор оно исследовалось как особый способ воздействия, определенным обра-зом интегрирующий большие массы людей, особенно в связи с возникновением таких явлений, как религиозные экстазы, массовые психозы и т.д. Феномен заражения был известен, по-видимому, на самых ранних этапах человеческой истории и имел многообразные проявления: массовые вспышки различных душевных состояний, возникающих во время ритуальных танцев, спортивного азарта, ситуаций паники и пр. В самом общем виде заражение.

Поскольку эмоциональное состояние возникает в массе, действует механизм много-кратного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся людей. Индивид здесь не испытывает организованного преднамеренного давления, но просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему. Многие исследователи констатируют наличие особой «реакции заражения», возникающей особенно в больших открытых аудиториях, когда эмоциональное состояние усиливается путем многократного отражения по моделям обычной цепной реакции. Эффект имеет место прежде всего в неорганизованной общности, чаще всего в толпе, выступающей своеобразным ускорителем, который «разгоняет» определенное эмоциональное состояние.
Особой ситуацией, где усиливается воздействие через заражение, является ситуация паники. Паника возникает в массе людей как определенное эмоциональное состояние, являющееся следствием либо дефицита информации о какой-либо пугающей или непонятной новости, либо избытка этой информации.

Широко известен пример возникновения массовой паники в США 30 октября 1938 г. после передачи, организованной радиокомпанией Эн-би-си по книге Г. Уэллса «Война миров». Массы радиослушателей самых различных возрастных и образовательных слоев (по официальным данным, около 1 200 000 человек) пережили состояние, близ-кое к массовому психозу, поверив во вторжение марсиан на Землю. Хотя многие из них точно знали, что по радио передается инсценировка литературного произведения (трижды это объяснялось диктором), приблизительно 400 тыс. человек «лично» засвидетельствовали «появление марсиан».

2. ВНУШЕНИЕ («суггестия»),  представляет собой особый вид воздействия, а именно целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии.
Как социально-психологическое явление, внушение обладает глубокой спецификой, поэтому правомерно говорить об особом явлении «социальной суггестии» («эриксоновский гипноз», техники НЛП, уверенное и напористое поведение и т.п.). В остальном в социально-психологическом исследовании сохраняется терминология, используемая в других разделах психологической науки, изучающей это явление: человек, осуществляющий внушение, называется суггестор; человек, которому внушают, т.е. выступающий объектом внушения, называется суггеренд. Явление сопротивления внушающему воздействие называется контрсуггестией.
В многочисленных экспериментальных исследованиях выявлено, что решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый, дополнительный фактор воздействия — доверие к источнику информации. Этот «эффект доверия» проявляется как по отношению к личности суггестора, так и по отношению к той социальной группе, которую данная личность представляет.
В прикладном плане исследования внушения имеют большое значение для таких сфер, как пропаганда и реклама.

3. ПОДРАЖАНИЕ относится к механизмам, способам воздействия людей друг на друга, в том числе в условиях массового поведения, когда осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения.
Разработка идей о роли подражания в обществе характерна для концепции Г. Тарда, которому принадлежит так называемая теория подражания: фундаментальным принципом развития и существования общества служит подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы. Эти открытия и изобретения входят впоследствии в структуру общества и вновь осва-иваются путем подражания. Оно непроизвольно, и может быть рассмотрено как «род гипнотизма».

СОЦИАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ - представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности. Социальные движения обладают различным уровнем:
► это могут быть широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, за разору-жение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т.п.),
► локальные движения, которые ограничены либо территорией, либо определенной со-циальной группой (против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т.д.);
►  движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за сме-щение кого-либо из членов администрации муниципалитета).

Каким бы уровнем социальное движение ни обладало, оно демонстрирует несколько общих черт.:
► Прежде всего оно базируется всегда на определенном общественном мнении, которое как бы подготавливает социальное движение, хотя впоследствии само формируется и укрепляется по мере развития движения.
► Во-вторых, всякое социальное движение имеет в качестве цели изменение ситуа-ции в зависимости от его уровня: то ли в обществе в целом, то ли в регионе, то ли в какой-либо группе.
► В-третьих, в ходе организации движения формулируется его программа, с той или другой степенью разработанности и четкости.
► В-четвертых, движение отдает себе отчет в тех средствах, которые могут быть ис-пользованы для достижения целей, в частности в том, допустимо ли насилие как одно из средств.
► В-пятых, всякое социальное движение реализуется в той или иной степени в раз-личных проявлениях массового поведения, включая демонстрации, манифестации, митинги, съезды и пр.

Чрезвычайно важными, с точки зрения социальной психологии, являются три следующих вопроса: механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства, характеристика лидеров.

1. Механизмы присоединения к движению могут быть объяснены через анализ мотивов участников. Они подразделяются на фундаментальные, которые определяются условиями существования конкретной социальной группы, ее статусом, устойчивым интересом по отношению к какому-либо явлению, политическому решению, законодательству, и сиюминутные, которые порождены проблемной ситуацией, общественным инцидентом, новым политическим актом. Последние в большей степени обоснованы чисто эмоциональными реакциями на происходящее в обществе или группе. От соотношения фундаментальных и сиюминутных мотивов в значительной степени зависят основательность и «прочность» движения, прогноз на успешное выполнение целей.

2. Вторая проблема касается соотношения позиций большинства и меньшинства в любом массовом, в том числе социальном движении. Учитывая неоднородность социальных движений, объединение в них представителей разных социальных групп, а также специфические формы действий (высокий эмоциональный накал, наличие разноречивой информации), можно предположить, что во всяком социальном движении актуальна проблема выделения «несогласных», более радикальных, решительных и т.д. Иными словами, в движении легко обозначается меньшинство. Неучет его позиции может ослабить движение. Следовательно, необходим диалог, обеспечивающий права меньшинства, перспективы для торжества и его точки зрения.

3. Третья проблема, возникающая в социальном движении, — это проблема лидера или лидеров. Понятно, что лидер такого специфического типа массового поведения должен обладать особыми чертами. Наряду с тем, что он должен наиболее полно выражать и отстаивать цели, принятые участниками, он должен и чисто внешне импонировать до-вольно большой массе людей. Имидж лидера социального движения должен быть предметом его повседневного внимания. Как правило, прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения. Эти же качества лидера способствуют и удержанию движения в принятых рамках поведения, не допускающих легко-сти изменения избранной тактики и стратегии действий.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

0

7

Тема 8. Социализация и развитие личности

1. Проблема личности в социальной психологии

В социальной психологии проблема личности присутствует как законная проблема этой науки, однако в специфическом аспекте. Социальная психология, пользуясь определением личности, которое дает общая психология, выясняет, каким образом, т.е. прежде всего в каких конкретных группах, личность, с одной стороны, усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности), а, с другой стороны, каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности).

Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение личности с группой (не просто личность в группе, а именно результат, который получается от взаимоотношения личности с конкретной группой). На основании таких отличий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно вычленить проблематику личности в социальной психологии.

В обиходе нашей речи часто фигурирует такое понятие, как личность: личность профессионала, личность ученика, творческая личность и т.п. Говоря о личности человека вообще, подразумеваем некоторое своеобразие поведения, оригинальность мышления, богатство внутреннего мира (чувств, эмоций, воображения, морально-этических ценностей) и т.п. В психологии существуют различные подходы к описанию и пониманию личности. При этом личность рассматривается как:

1) некоторое психофизиологическое единство, включающее физическое и социальное окружение;
2) множество (или система) черт, т.е. относительно устойчивых особенностей, проявляющихся во внутреннем диалоге субъекта с самим собой, а также в поведении, высказываниях, отношении к нему со стороны других людей;
3) определенный тип (или их сочетание) с 'характерными особенностями поведения;
4) система конструктов. Конструкт - это своеобразная оценочная ось (например, плохой-хороший). Он представляет собой элементарную единицу нашего восприятия, отношения и т.п., в которой соединены объективные сведения и субъективная интерпретация их;
5) система личностных смыслов, индивидуальных способов упорядочения внешних впечатлений и внутренних переживаний. При этом подходе ориентируются на содержание потребностно-мотивационной сферы;
6) деятельное Я субъекта, система планов, отношений, направленности, смысловых образований, корректирующих его поведение;
7) субъект персонализации, т.е. потребности и способности индивида вызывать значимые изменения в физическом и социальном окружении и т.п.

Множество подходов и определений указывает на разнообразие и сложность описания личности. В практическом плане следует принять это как наличный факт и, задавшись определенной целью (например, коррекцией эмоциональных нарушений личности ребенка), упростить описанное многообразие до уровня некоторых феноменологических моделей. Подобное упрощение (редукция) является естественной особенностью нашей психической жизни и, следовательно, профессиональной деятельности.

В структуре проявлений личности выделяются три главные составляющие: 1) индивид, 2) персона и 3) индивидуальность. Индивид - психосоматическая организация личности, делающая ее представителем человеческого рода. Персона - социально-типические образования личности, обусловленные влиянием социального окружения. Индивидуальность - своеобразное сочетание особенностей, отличающих одного человека от другого (это и индивидуально-неповторимые особенности организма, и те, которые следует отнести к уникальным свойствам личности).

Важными социально-психологическими феноменами личности являются: заражение, негативизм, аффилиация, аттракция, альтруизм, маргинальность, индифферентность и т.д.
Заражение - чувственное состояние человека, которое определяется соотношением между системой потребностей и оценкой вероятности их удовлетворения в связи с окружающими условиями.
Негативизм (от лат. отрицание) - необоснованное противодейст¬вие всему, что исхо-дит от других людей, которое свидетельствует о слабости воли, неумении владеть собой.
Аффилиация (от англ. присоединять, присоединяться) -стремление человека быть в обществе других людей.
Аттракция (от лат. привлекать, притягивать) - привлекательность, возникающая при восприятии человека человеком.
Альтруизм (отлат. другой) - черта личности и нравственная норма, бескорыстное и уважительное отношение к другим людям, готовность сопереживать, действовать в их интересах, поступившись своими.
Маргинальность (от лат. край, граница) - пограничность, периферийность или про-межуточность по отношению к каким-либо соци¬альным общностям (национальным, культурным, религиозным и др.).
Индифферентность - равнодушие, безучастность друг к другу.

Обобщая вышесказанное, можно утверждать, что личность (с позиций социальной психологии) - системное качество, которое приобретает индивид во взаимодействии с социальным окружением. Это взаимодействие протекает в двух ведущих формах - общении и совместной деятельности.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

2. Признаки личности

По мнению Л.М. Фридмана и И.Ю. Кулагиной (1991), ключевыми системообразующими признаками личности выступают: эмоциональность, активность, саморегуляция и побуждения. Эмоциональность -совокупность качеств личности, определяющих динами-ку возникновения, протекания и прекращения эмоциональных состояний; чувствительность к эмоциогенным ситуациям.
Активность - характеристика личности, определяющая интенсивность, продолжительность, частоту и разнообразие выполняемых действий или деятельностей какого-либо рода. Саморегуляция - системная характеристика, отражающая способность личности к устойчивому функционированию в различных условиях жизнедеятельности. Значение этой характеристики проявляется в намеренной регуляции личностью параметров своего функционирования (состояния, поведения, деятельности, взаимодействия с окружением), которые оцениваются субъектом как желаемые.
Побуждение - мотивационный компонент характера.

Как отмечалось выше, психологи часто характеризуют людей на основе определенной совокупности (или системы) черт. Черты личности - обобщенные характеристики, представляющие собой ряд взаимосвязанных психологических признаков (пример: тест Кеттела). В психологии широко применяются различные типологии личности.

По доминирующей пространственно-временной ориентации можно определить такие типы личности, как "мемуарист", "конъюнктурщик", "прогнозист".

Различия в потребностно-волевых переживаниях позволяют выделить "пессимистов", "уравновешенных" и "оптимистов".

По содержательным направленностям человек может быть "деловой", "экстраверт" (в том числе "коллективист"), "игрок", "интраверт".

По уровню освоения деятельности - "ученик", "исполнитель", "любознательный", "творец".

Типы личности по доминирующим формам реализации деятельности следующие: "преобразователь", "созерцатель", "оратор", "мыслитель" (Фридман, Кулагина, 1991. С. 127).

Личность человека можно охарактеризовать пятью основными потенциалами: познавательным, морально-нравственным, творческим, коммуникативным и эстетическим. Такие потенциалы играют роль динамических доминант, задающих направленность процессу развития личности.

Познавательный потенциал определяется прежде всего объемом и качеством информации, которой располагает личность. Он также включает в себя психологические качества, обеспечивающие продуктивность познавательной деятельности человека.

Морально-нравственный потенциал обусловливается приобретенными личностью в процессе социализации нравственно-этическими нормами, жизненными целями, убеждениями, устремлениями. Речь идет о единстве психологических и нравственных моментов в сознании и самосознании личности, которые вырабатываются с помощью эмоционально-волевых и интеллектуальных механизмов и реализуются в ее мироощущении, мировоззрении, мироотношениях.

Творческий потенциал личности определяется наличным репертуаром умений и навыков, способностями к действию (созидательному или разрушительному, продуктивному или репродуктивному) и мерой их реализации в определенной сфере (или сферах) деятельности или общения.

Коммуникативный потенциал личности оценивается степенью общительности, характером и прочностью контактов, устанавливаемых индивидом с другими людьми. Содержательно-динамически эта способность выражается в богатстве системы и репертуара социальных ролей, которые исполняет личность.

Эстетический потенциал личности обусловливается уровнем и интенсивностью ее художественных потребностей, а также тем, как она их удовлетворяет. Эстетическая активность личности реализуется в творчестве (профессиональном или самодеятельном) и в "потреблении' произведений искусства.

Другими словами, личность определяется тем: 1) что она знает, 2) что она ценит, 3) что и как она созидает, 4) с кем и как она общается, 5) каковы ее эстетические потребности и как она их удовлетворяет (Каган, 1974. С. 260-262).

Для локальной коррекции и развития важно знать ряд ключевых личностных образований и уметь воздействовать на них. К одним из таких образований относится жизненный план личности. Он представляет собой систему взаимосвязанных и обобщенных целей, которые ставит перед собой личность, интеграцию и соподчинение ее мотивов, приобретение устойчивого ядра ценностных ориентации. Жизненный план - явление одновременно социального и жизненного порядка, связанное с вопросами самоопределения: профессионального (кем быть?) и морального (каким быть?).

Одна из системных характеристик личности, позволяющая прогнозировать ее будущее, - это потребности. Она представляет собой совокупность важнейших целевых программ, обусловливающих смысловое единство активного и целенаправленного поведения личности. Среди многообразия потребностей личности можно выделить две фундаментальные потребности, взаимосвязанные между собой. Это потребность быть личностью (потребность персонализации) и потребность самореализации.

Персонализация (от лат. личность) - процесс обретения субъектом общечеловеческих, общественно значимых, индивидуально-неповторимых свойств и качеств, позволяющих оригинально выполнять определенную социальную роль, творчески строить общение с другими людьми, активно влиять на их восприятие и оценки собственной личности и деятельности. Потребность персонализации обеспечивает активное включение индивида в социальные связи и вместе с тем оказывается обусловленной этими связями, общественными отношениями и т.п. Как и любая потребность, она может иметь многоуровневую реализацию и проявляться в стремлении субъекта быть идеально представленным в жизнедеятельности других людей.

Потребность самореализации проявляется в стремлении индивида реализовать свой личностный потенциал (запас жизненной энергии, задатки, способности). Подлинной сутью хорошего образования должно являться ознакомление с путями, благодаря которым человек может стать тем, кем он способен стать, т.е. самореализоваться. Частным проявлением указанной потребности выступает самоактуализация как полное переживание жизни, постоянный выбор и реализация своих возможностей.

Интегральной характеристикой личности является ее устойчивость, которая детерминирует все основные процессы в личности: мотивы, возможность формирования надситуативной активности, целеполагание, принятие решений, фрустрационную и стрессовую пластичность и т.п. В критических ситуациях поведение личности, обладающей устойчивостью, в целом осуществляется по следующей схеме: задача - актуализируемый ею мотив - осуществление действий, ведущих к реализации этого мотива, - осознание трудностей - негативная эмоциональная реакция - поиск способов преодоления трудностей - снижение силы отрицательных эмоций - улучшение функционирования (Фридман, Кулагина, 1991).

Поведение неустойчивой личности отличается неспособностью преодолевать трудности. Для такой личности характерны переоценивание вероятности неудачи и недооценивание возможности получения предметов потребности, благ; общая несбалансированность психофизиологической организации (чаще всего в форме психопатии).
Важным регулятором поведения личности является Я-концепция -совокупность представлений человека о себе, взаимосвязанных с его самооценкой. Я-концепция выполняет тройную функцию:
1) способствует достижению внутренней согласованности личности;
2) определяет характер и особенности интерпретации приобретенного опыта;
3) служит источником ожидания относительно собственного поведения и самого себя (Берне, 1986. С. 30-46). Кроме этого, Я-концепция осуществляет регуляцию социального поведения личности.

http://s8.uploads.ru/5thql.png

0


Вы здесь » universe of self-creation » Социальная психология » Лекционные материалы (социальная психология)