Форум службы социально-психологической поддержки и трудоустройства выпускников СКФКУиС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Психологический роман как искусство

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://emsp1.vmdaily.ru/photo/vecherka/2013/07/doc6b477d9jhefidlpk304_800_480.jpg

Психологический роман — разновидность романа, в котором автор ставит за цель изображение и исследование «внутреннего мира человека» и «тончайших движений её души». В своей классической форме выступил в XIX веке преимущественно в русской и французской литературе. В XX веке его влияние распространилось на всю мировую литературу [Вики].

9 лучших психологических романов мира

1. Олдос Хаксли "Контрапункт". Изысканный, злой и безупречно точный роман нравов, восходящий к творчеству даже не Уайльда, но - Теккерея. Роман, автор которого как хирургическим скальпелем препарирует быт и нравы английского высшего света эпохи "прекрасных двадцатых". Роман, исполненный юмора и сарказма, однако поднимающийся порой до уровня высокой трагедии.
Перед вами - "поиски утраченного времени" по Олдосу Хаксли, времени всеобщего увлечения фрейдизмом и авангардизмом, времени неустанных духовных поисков, блестящих побед и горьких поражений...

2. Николас Борн "Фальшивка". Роман Николаса Борна "Фальшивка" стал культовой книгой и интеллектуальным бестселлером для нескольких поколений читателей. В 1981 году роман был экранизирован Фолькером Шлендорфом. На войне как на войне... Нам ли не знать. Так происходит сейчас. Так было тридцать лет назад: Ближний Восток, разрывы бомб, журналист, пытающийся понять суть происходящего кошмара. Хотя только ли кошмара? Ведь за углом этого ада есть мирный квартал, есть женщина, которую можно любить под вой пролетающих снарядов... Что в этой войне и в этой любви правда, а что - фальшь? Каким "информационным мифотворчеством" занимается Георг Лашен, отправляя свои репортажи в одну из немецких газет? "Мысль изреченная есть ложь"? А чувства... А сама жизнь... Неужели и они - фальшивка?

3. Михаил Лермонтов "Герой нашего времени". Роман "Герой нашего времени" - одна из вершин русской прозы первой половины XIX в. Воспринятый современниками М.Ю.Лермонтова как "странный", роман побуждает все новые и новые поколения читателей искать решения его загадкам.

4. Джон Фаулз "Волхв". "Волхв" Джона Фаулза - психологическая драма, мистический детектив с элементами эротики, парадоксальный роман, интеллектуальная загадка... На греческом островке проводятся психологические опыты, связанные со страхами и эмоциями людей и превращающие их жизнь в пытку. Игра начинается.

5. Харуки Мураками "Кафка на пляже". Я заметил, что на груди белой майки налипло что-то черное, по форме - вроде большой бабочки с раскрытыми крыльями… В мерцающем свете люминесцентной лампы стало понятно: это темно-красное кровавое пятно. Кровь свежая, еще не засохла. Довольно много. Я наклонил голову и понюхал пятно. Никакого запаха. Брызги крови - совсем немного - оказались и на темно-синей рубашке, где она была не так заметна. А на белой майке - такая яркая, свежая…Кошмарное странствие по лабиринтам души - в новом романе Харуки Мураками "Кафка на пляже".

6. Иэн Бэнкс "Мост". В романе известного шотландского писателя Иэна Бэнкса «Мост» (The Bridge) тесно переплетены три пласта повествования. Это история человека, потерявшего память, которому не может помочь психоаналитик; рассказ о варваре, колдуне и сказочной стране; описание бурной личной жизни инженера-энергетика из Эдинбурга. До конца неизвестно, что их объединяет, кроме Моста, в пролетах которого живут все эти люди. Непонятно и кто из них, на самом деле, спит.

7. Юрий Трифонов "Дом на набережной". "Дом на набережной" - одно из самых острых и злободневных произведений XX века. В повести дан глубочайший анализ природы страха, деградации людей под гнетом тоталитарной системы. Неподдельный интерес к человеку, стремление показать его в самые драматические события его жизни и поворотные моменты истории ставят повесть Юрия Трифонова в ряд лучших произведений мировой литературы.

8. Майкл Каннингем "Избранные дни". Роман «Избранные дни» – повествование удивительной силы. Оригинальный и смелый писатель, Каннингем соединяет в книге три разножанровые части: мистическую историю из эпохи промышленной революции, триллер о современном терроризме и новеллу о постапокалиптическом будущем, которые связаны местом действия (Нью-Йорк), неизменной группой персонажей (мужчина, женщина, мальчик) и пророческой фигурой американского поэта Уолта Уитмена.

9. Уильям Голдинг "Шпиль". Роман "Шпиль" Уильяма Голдинга является, по мнению многих критиков, кульминацией его творчества как с точки зрения идейного содержания, так и художественного творчества. В этом романе, действие которого происходит в английском городе XIV века, реальность и миф переплетаются еще сильнее, чем в "Повелителе мух". В "Шпиле" Голдинг, лауреат Нобелевской премии, еще при жизни признанный классиком английской литературы, вновь обращается к сущности человеческой природы и проблеме зла.

Источник: http://www.babyblog.ru/community/post/books/1717155

0

2

Словесное искусство – всегда психологическое искусство. Оно единственное, что создано только человеком, в других видах искусства есть «соавтор»: в живописи и музыке, например, природа. Словосочетание «психологический роман» – очень естественное словосочетание. В древние времена (античность), когда появились лишь зачатки романного повествования, о настоящем психологизме было говорить рано. Позднее Средневековье и Возрождение представили полноценные самодостаточные типы человека, где главными мотивами поведения стали его внутренние импульсы, а не внешние обстоятельства. Тогда-то и возник художественный психологизм в собственном смысле слова.

Особенно отчетливо это проявилось в эпоху романтизма, где указанная самодостаточность человека стала «нормой» искусства. Личность в романе, как и во всем искусстве, стала свободной, развивающейся, движущейся по своим внутренним законам. В ней появилось то, что позднее Чернышевский отнесет к раннему Л.Толстому: «диалектика души». Последнее означало, что художник воспроизводит не только начало и конец психологической эволюции, но и все драматические переходы одного чувства в другое.

0

3

Роман Лермонтова «герой нашего времени» по праву называют не только социально-психологическим, но и нравственно-философским романом, а потому философские вопросы органично входят в него. Основная идея романа – поиск места сильной личности в жизни, проблема свободы человеческого действия и роли судьбы, ее ограничивающей.

Проблема действия как в социальном, так и философском плане была одной из важнейших для России эпохи 1830-х годов. Недаром в стихотворении «Дума», критически рисующем портрет своего поколения, Лермонтов как важнейший выдвигает ему упрек в бездействии

0

4

Со второй половины века реализм, уже выполнивший задачу каталогизации, научной систематизации общественной жизни, все больше сосредоточивается на изображении отдельной личности, углубляется внимание реалистов к внутреннему миру человека, новое, более точное представление о психических процессах ведет к выработке новых приемов изображения реакций личности на предлагаемые обстоятельства. Соответственно в реализме второй половины века уходит принцип панорамности и уменьшается объем романа, намечается тенденция к ослаблению значения внешнего сюжета. Роман все дальше отходит от романтической красочности, сосредоточивается на изображении заурядной личности в самых типичных обстоятельствах. Параллельно с "усреднением" романного материала идет процесс утончения его художественного инструментария, выработки все более изощренной формы, которая перестает восприниматься как "форма", то есть нечто внешнее по отношению к содержанию, а, полностью совпадая с задачами "содержания", становится его прозрачной оболочкой. Величайшим новатором в этой реформе романа, в утверждении романа как жанра, эстетически ни в чем не уступающего поэзии или драматургии, был французский писатель Гюстав Флобер (1821–1880 гг.).
Хотелось бы на примере взять Гюстава Флобера роман "Госпожа Бовари" Пять лет понадобилось Флоберу, чтобы написать пятьсот страниц романа. Процесс творчества всегда был для него подвижническим трудом — зачастую итогом рабочего дня становилась единственная фраза, потому что писатель был уверен, что для каждого оттенка мысли существует единственно возможное выражение и долг писателя — найти эту единственно возможную форму. Этим творческий процесс Флобера разительно отличается от титанической продуктивности Бальзака, о котором Флобер с его манией формы говорил: "Каким он мог бы быть писателем, если бы умел писать!" Однако при этом Флобер многим обязан своему старшему современнику, можно сказать, что он прямо продолжил бальзаковскую традицию на новом литературном этапе. Напомним образ Луизы де Баржетон из "Утраченных иллюзий" Бальзака — ведь это ранняя предшественница Эммы Бовари. В этой провинциальной жеманнице, обожающей Байрона и Руссо, Бальзак разоблачил романтизм, ставший светской модой, ходовым товаром, разоблачил романтизм как изживший себя стиль поэзии и стиль жизни. Супружеские измены г-жи де Баржетон эскизно предваряют романы Эммы, а изображение провинциальных нравов Ангулема перекликается с флоберовскими картинами городов Тоста и Ионвиля, где проходит жизнь семейства Бовари. Связь с Бальзаком проявляется и на сюжетном уровне романа: в основе обоих произведений — ситуация супружеской неверности. Это вообще был самый банальный из сюжетов на современную тему; адюльтер описывался во множестве французских романов, и Флобер подчеркнуто выбирает самый избитый сюжет современной ему литературы, находя в нем возможности для глубоких социально-философских обобщений и художественных открытий.

0